Jane The Reader (book4you) wrote,
Jane The Reader
book4you

Categories:

А. П. Чехов "Человек в футляре" (сборник)

1002529283

По моим школьным ощущениям Чехов сух, уныл и тускл. Однако у меня было предчувствие, что, открыв его сейчас, я наконец оценю писателя по достоинству. Так вот, читать Чехова в более-менее осмысленном возрасте - это наслаждение. На своей шкуре начинаешь ощущать, что классика вечна и всегда будет актуальна. В сборнике, который я цапнула с полки, есть рассказы, знакомые мне еще со школы, а есть неизвестные мне произведения. Забавно было наблюдать, что при всей подростковой неприязни к классике я отлично помню сюжеты и иногда даже какие-то словечки и выражения. 

Всерьез рецензировать Чехова я не могу - кто из нас не знает его хотя бы чуть-чуть, поэтому просто сделаю акценты на том, что я открыла для себя сейчас. Никогда я не замечала, как мастерски он рисует человеческие пороки. “Человек в футляре” - ограниченность и зашоренность, “Душечка” - отсутствие собственного мнения и нежелание думать своей головой, “Хамелеон”, “Толстый и тонкий” - лизоблюдство и подхалимство. Эти качества, к сожалению, сохраняются столько, сколько существует на свете людское племя. А как печально было читать “Палату №6”! Такая неотвратимость, такая злая правда жизни. Все-таки абсолютно иначе она воспринимается, когда тебе 15 лет - совершенно теоретически и бесчувственно. 

Никита быстро отворил дверь, грубо, обеими руками и коленом отпихнул Андрея Ефимыча, потом размахнулся и ударил его кулаком по лицу. Андрею Ефимычу показалось, что громадная соленая волна накрыла его с головой и потащила к кровати; в самом деле, во рту было солоно: вероятно, из зубов пошла кровь. Он, точно желая выплыть, замахал руками и ухватился за чью-то кровать, и в это время почувствовал, что Никита два раза ударил его в спину.
Громко вскрикнул Иван Дмитрич. Должно быть, и его били.
Затем все стихло. Жидкий лунный свет шел сквозь решетки, и на полу лежала тень, похожая на сеть. Было страшно. Андрей Ефимыч лег и притаил дыхание; он с ужасом ждал, что его ударят еще раз. Точно кто взял серп, воткнул в него и несколько раз повернул в груди и в кишках. От боли он укусил подушку и стиснул зубы, и вдруг в голове его, среди хаоса, ясно мелькнула страшная, невыносимая мысль, что такую же точно боль должны были испытывать годами, изо дня в день эти люди, казавшиеся теперь при лунном свете черными тенями. Как могло случиться, что в продолжение больше чем двадцати лет он не знал и не хотел знать этого? Он не знал, не имел понятия о боли, значит, он не виноват, но совесть, такая же несговорчивая и грубая, как Никита, заставила его похолодеть от затылка до пят. Он вскочил, хотел крикнуть изо всех сил и бежать скорее, чтоб убить Никиту, потом Хоботова, смотрителя и фельдшера, потом себя, но из груди не вышло ни одного звука и ноги не повиновались; задыхаясь, он рванул на груди халат и рубаху, порвал и без чувств повалился на кровать.

У меня нет права рекомендовать Чехова всем и каждому - наверняка найдутся люди, которым он не по душе. Но не стоит ли отдохнуть от всякой жвачки для мозгов? Давайте, преодолейте идиосинкразию к классике. Возьмите томик Чехова, вчитайтесь в рассказ, не отрывайтесь до конца книги, а потом осознайте, что в этом нет ничего страшного. И вы теперь чуточку мудрее, чем были раньше. 
Tags: Чехов А. П., задуматься, классика, сборник
Subscribe

promo book4you december 14, 2013 00:06 12
Buy for 100 tokens
На Книгозавре не так давно выложили пост с книжным граффити. Мне понравилась идея, и я закопалась в картинки. Нашла очень красивые! Книги Escif street art Симферополь Лиссабон Здания Петербург Димитров Тюмень Амстердам Питтсборо Лион Винница…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments