Category: здоровье

Category was added automatically. Read all entries about "здоровье".

Йёнссон "Десять размышлений о времени"


Любите ли вы тайм-менеджмент так, как люблю я? О-о-о, я была специалистом по нему еще тогда, когда не знала о существовании этого термина. С тех пор я сильно выросла, прочла кучу статей и несколько книжек (приемы из которых я либо умела применять инстинктивно, либо сочла глупыми) и поняла, что не стоит им увлекаться. В разумных дозах тайм-менеджмент прекрасно структурирует жизнь; но если вы будете слишком страстно исповедовать эту религию, она может поглотить вас с головой и довести до нервного истощения.

Наверняка же у многих возникало ощущение: мне не хватает времени! Добавьте мне часов в сутки! Я ничего не успеваю! Иногда я тоже пользуюсь этими предложениями, и они не улучшают мне настроение. Именно эти фразы подтолкнули Будиль Йёнссон к тому, чтобы разобраться в своих отношениях с временем - а потом написать об этом книжку. Меня сильно зацепил нестандартный подход ко всяким гаджетам: "Когда я встречаю человека, который рассказывает мне о какой-то только что купленной вещи, которая якобы должна сэкономить время, я (если у меня хватает смелости) спрашиваю: "А что ты собираешься делать с этим временем?" Это хороший, но опасный вопрос. Он указывает именно на основную ось: сейчас вы вот здесь, и вам кажется, что время ускользает от вас, что оно летит все быстрее и быстрее. Что вы делаете* Вы покупаете вещь, которая должна сэкономить время. Тем не менее время летит все быстрее, и тогда вы покупаете еще одну вещь, которая должна сэкономить вам еще больше времени..." Ох, как мне это знакомо. Мир вокруг меня наполнен гаджетами - я действительно имею слабость к электронике, - но времени все еще не хватает. И вот как Будиль Йёнссон решила этот вопрос:
 
Зерно было брошено. Я начала потихоньку готовить свой личный проект под названием "Остановить время". Я испробовала очень эффективное средство, а именно: в течение некоторого периода ничего не делать вместо того, чтобы носиться, как ошпаренная. Ну, что значит "ничего"... Себя-то не изменишь, так что многое я все-таки делала. 
Внешне это выглядело так. После Рождества я взяла на работе "тайм-аут" на два месяца (понятие "тайм-аут" тогда столь широко не применялось, но оно как нельзя лучше здесь подходит). Я не была больна, у меня не было синдрома выгорания или депрессии. Я просто хотела остановить время. В первую неделю я разобрала весь хлам на чердаке и приготовилась циклевать полы, но затем несколько успокоилась. Я все время находилась дома. Это очень важно. Не уехать, не заняться чем-то другим - просто ждать. И тогда вечность потихоньку возвратилась. Паника типа "что еще я должна сделать? что я забыла?" и неприкаянность: "ой-ой-ой, не нахожу себе места, чем бы мне заняться?" постепенно отступили. [...] В глубине души я теперь знаю, что не испытываю нехватки времени. У меня предостаточно времени.  

Вы не захотели взять тайм-аут, прочитав этот отрывок? Лично я всерьез над этим задумалась. 

Будиль Йёнссон пишет про еще несколько интересных штук, о которых я давно думала, но не могла сформулировать. Во-первых, это противопоставление субъективно переживаемого и объективного - или атомного - времени, то есть это наше внутреннее ощущение часов vs. механическое измерение течения времени с помощью приборов. Наверняка каждый замечал, как уныло тянутся минуты в ожидании некоторого важного события и как быстро пролетают часы при встрече с любимым человеком - это оно самое, субъективно переживаемое время. Во-вторых, период настройки. Частенько, когда надо мной висит какая-то важная сложная задача, я начинаю заниматься чепухой (попутно испытывая угрызения совести): читаю что-то развлекательное в Интернете, играю во флэш-игры, готовлю, в конце концов. И внезапно прерываюсь, когда понимаю, что знаю, как решить проблему. Этот промежуток, когда вроде бы страдаешь ерундой, но мозг в то же время что-то обдумывает в фоновом режиме, Будиль называет периодом настройки. (Теперь, когда я знаю, что такое явление существует, может, моя совесть наконец перестанет меня мучить.) В-третьих, автор много рассуждает о том, что время не должно быть раздроблено. В применении к отпуску, например, это значит, что отпуск на целый месяц сразу даст вам отдохнуть гораздо больше, чем отпуск на 1 неделю, который берешь 4 раза в год. Или вот, о неделимости времени разговора:

Разговор вообще должен был бы происходить в защищенных от помех зонах. Концентрированный, вдохновляющий разговор между двумя людьми - не оцененный по достоинству источник новых знаний, новых чувств, новых импульсов. В каждом человеке так много всего, чем мы могли бы поделиться и обогатить друг друга. Но кропотливая акушерская работа - подавать друг другу импульсы, стимулирующие к рождению новых мыслей, также требует времени, и прерванные мыслительные "роды" обычно так ничем и не заканчиваются. 
 
"Десять размышлений о времени" - еще одна вещь, которую мне хочется процитировать целиком и полностью, подсунуть куче знакомых и тыкнуть их носом в некоторые места. Многое полезное осталось за пределами рецензии, а я не хочу превращать ее в пересказ. К тому же я немного разочарована: книга слишком маленькая. Она тонкая, это своеобразный дайджест мыслей автора с некоторыми примерами. Мне не хватает выведения следствий из ее тезисов, мне хочется углубиться и развить утверждения до конца - с другой стороны, это можно назвать стимулом подумать, что, соответственно, идет в плюс. "Десять размышлений" интересны мне, потому что я привыкла структурировать свое время. Это не руководство по тайм-менеджменту, это не волшебный способ добавить еще 10 часов в сутки. Но она может быть очень полезна тем, кто наглухо загнался и каждый день с отчаянием осознает, что вертится как белка в колесе и ничего не успевает. Может, пора построить по-другому свои отношения со временем?
promo book4you december 14, 2013 00:06 12
Buy for 100 tokens
На Книгозавре не так давно выложили пост с книжным граффити. Мне понравилась идея, и я закопалась в картинки. Нашла очень красивые! Книги Escif street art Симферополь Лиссабон Здания Петербург Димитров Тюмень Амстердам Питтсборо Лион Винница…

Оливер Сакс "Человек, который принял жену за шляпу"

Сакс "Человек, который принял жену за шляпу"

В книге с таким длинным и странным названием врач-нейропсихолог рассказывает о своих больных. У всех них есть какие-то патологии, связанные с мозгом, причем патологии необычные, такие, которые могли бы появиться из сна - отнюдь не из кошмара, просто они настолько странны для человеческого восприятия, что представляются иногда невозможными. Например, исчезновение суставно-мышечного чувства, когда человек просто не чувствует своего тела. Он видит его, он может двигать конечностями, но если, допустим, он отведет взгляд от руки, в которой держит ложку, рука тут же разожмется и ложка упадет. Тело воспринимается как чужеродный придаток. Попробуйте себе представить сенсорную "тьму", в которую погружается человек в таком случае, - это странно... и это пугает.

Собственно, из пары десятков подобных историй и состоит эта книга. Причем Оливер Сакс пишет не только о том, какой диагноз у больного, но и о своих мыслях и ассоциациях, подробно описывает впечатления от первой встречи с человеком, о том, как на него действовало лечение. Мне нравится гуманистический подход автора к пациентам: он не считает их неполноценными из-за того, что у них не хватает каких-то "механизмов" в мозгу, а относится к ним с глубоким интересом и предпочитает творческий подход в лечении. Если больной выглядит, ведет себя, как цельная личность, при занятиях творчеством, - пусть поет в хоре, играет на фортепиано или танцует. Вот, например, как воспринимает предметы слепая от рождения женщина шестидесяти лет, страдавшая церебральным параличом и не пользующаяся руками от рождения:

Вначале она определяла бублик как круглый кусок хлеба с дыркой посредине, вилку – как удлиненный плоский объект с острыми зубьями, но вскоре этот предварительный анализ уступил место непосредственной интуиции. Объекты стали распознаваться немедленно, со всем их характером и внешностью, как старые знакомцы, которых ни с кем не спутаешь. Это прямое синтетическое узнавание вызывало живой восторг и чувство открытия мира, полного волшебства, красоты и тайны.
Мадлена радовалась простейшим предметам, а это, в свою очередь, вызывало желание воспроизвести их. Она попросила глины и стала лепить. Первой ее скульптурой оказался всего лишь рожок для обуви, но даже он ожил под ее пальцами, проникся силой и юмором и своими плавными, мощными изгибами напомнил мне ранние работы Генри Мура.
А дальше – всего через месяц после первого прорыва – ее радостное внимание переключилось на людей. У предметов, пусть даже преображенных ее невинным и часто забавным гением, имелись пределы выразительности; исчерпав их, Мадлена заинтересовалась человеческими лицами и фигурами – в покое и в движении. Попасть к ней в руки было ощущением незабываемым. Еще совсем недавно вялые и бесформенные, руки эти были теперь наделены сверхъестественной жизнью и чутьем. Человек не просто подвергался исследованию, более подробному и тщательному, нежели любой осмотр, – Мадлена словно пробовала его на ощупь, внимательно и вдумчиво оценивая индивидуальную сущность с художественной и творческой точки зрения. Перед нами был прирожденный – новорожденный – мастер. В прикосновениях Мадлены чувствовались не просто руки слепой женщины, но руки подлинного художника, свободный и творческий дух, которому внезапно открылась вся чувственная и эстетическая природа мира. Это новое знание также требовало воссоздания и отражения в материале.
Мадлена стала лепить головы и человеческие фигуры и через год прославилась как слепая ваятельница из клиники Св. Бенедикта.


Не знаю, насколько такие практики применяются у нас нынче, но, по-моему, они гораздо более свойственны Европе или Америке. Сакс неоднократно упоминает основоположника нейропсихологии Александра Романовича Лурию как "главный источник вдохновения", но при этом с грустью отмечает, что в России (тогда - в Советском Союзе) к подобного рода больным применялась в основном трудотерапия, что не всегда приводило к положительным результатам. Именно творчество являлось для них источником счастливого существования (пусть не всегда полноценной с точки зрения "нормальных" людей), когда же их пытались построить "под общую гребенку", не задействуя их творческие способности, они теряли способность радоваться жизни.

Книгу можно посоветовать людям, которые любознательны и которые не боятся читать о разного рода странностях людских: мне, например, иногда становилось не по себе от примерки ситуации на собственную шкуру. Но это отнюдь не страшная книга, наоборот, в ней хорошо видно, как врач от души пытается помочь пациентам хоть как-нибудь найти нишу в обществе: чтобы не только общество не страдало от больного, но и больной был счастлив в меру своих возможностей. В общем-то, очень добрый сборник, заставляет пересмотреть свой взгляд на психически нездоровых людей.