Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

Гузель Яхина "Зулейха открывает глаза"


Роман “Зулейха открывает глаза” стал важным событием этого года: во-первых, это дебютное произведение, сразу попавшее в финалисты “Большой книги”, во-вторых, это сильный исторический текст, написанный женщиной (отечественная статистика в этой области неумолимо склоняется в пользу мужчин). Роман действительно замечательный, с цепляющим названием (ритма которого лишь немного не хватает до “Волны гасят ветер”) и с живой душой.

Collapse )
promo book4you december 14, 2013 00:06 12
Buy for 100 tokens
На Книгозавре не так давно выложили пост с книжным граффити. Мне понравилась идея, и я закопалась в картинки. Нашла очень красивые! Книги Escif street art Симферополь Лиссабон Здания Петербург Димитров Тюмень Амстердам Питтсборо Лион Винница…

Гиллиан Флинн, Абрахам Вергезе, Михаил Веллер, Стиг Ларссон, Рубен Давид Гонсалес Гальего

Ischeznuvshaya_6806
Гиллиан Флинн “Исчезнувшая”
Прочитала исключительно из принципа “сначала книга, потом фильм”. Отличный триллер-детектив: ах, как я невзлюбила Ника в первой части и как возненавидела Эми во второй! Дьявольский ум - и отличное исполнение плана. Не то чтобы я ей восхищаюсь, но в умении планировать ей не откажешь.
Кино практически полностью соответствует содержанию романа (с поскипанными сценами про поиск ключей, правда), так что мне понравилось. Хотя книга все-таки сильнее нагнетает атмосферу.
Забавно, что ровно перед этим я закончила “Мистер Мерседес” Кинга, и там тоже упоминался тот факт, что серийного убийцу “Сына Сэма” арестовали благодаря чеку за парковку машины.

Collapse )

Альберто Марини "Консьерж"

Konserzh_3012

Это одна из самых неприятных и отталкивающих книг, которую я когда-либо читала.

Представьте себе личность, которая стремится делать зло, потому что иначе не может жить и не знает, ради чего жить. Таков консьерж одного нью-йоркского дома: он следит за жильцами, входит в их квартиры, пользуясь запасными ключами, и по мелочи, по капельке убивает их хорошее настроение. Он психически нездоров - никто не виноват, и родители тут не при чем, просто он таким родился. Каждое утро он задает себе вопрос, есть ли у него причины прожить сегодняшний день или пора прыгнуть с крыши. И пока он живет, он должен причинять людям боль - иначе в какое-то утро этих причин не найдется.

Collapse )

Тонино Бенаквиста "Малавита"

Malavita_6838

Эта книга валялась у меня в читалке уже пару лет - я морщилась от незнакомого слова и пролистывала список дальше. Если бы не случившаяся экранизация - так бы и пролежала она еще долго, но тут я заинтересовалась: действительно ли настолько привлекателен роман, что по нему ставят фильм? Прочитав “Малавиту”, я могу с уверенностью сказать: она интересна, хорошо подходит для экранизации, и я обязательно на нее схожу, потому что кино обещает быть красивым.

Collapse )

Потерянная комната и другие истории о привидениях


Внезапно я вспомнил какой-то старый малобюджетный кинофильм
о вампирах. У главных героев были белые от грима лица,
неаппетитно перемазанные кровью ротики — как у младенцев,
которым досталась непутевая нянька и много варенья на завтрак.
Макс Фрай "Чужак"

Я очень люблю серию "Азбука-Классика", поэтому от полок с ней обычно ухожу с добычей: в этот раз не удержалась от покупки покетбука с историями о привидениях. На самом деле впечатление от книги неоднозначное: она все-таки скучна - той особой скукой, которую я ощущаю каждый раз при чтении классической английской литературы. Я вовсе не хочу сказать, что вся классическая английская литература неинтересна и уныла - скорее, я чересчур энергична для нее и никак не могу поймать настроение, в котором ее лучше всего исследовать. Этот сборник напомнил мне две вещи: рассказ Оскара Уайльда "Кентервильское привидение", который я в детстве обожала, и колонку из журнала "Чудеса и приключения", где печатали газетные заметки двухвековой давности о разных невероятных происшествиях. Привидения, призраки, противостояние людей и духов, описываемое старомодным языком - красота! Больше всего мне понравился веселый рассказ Джерома К. Джерома, в котором автор проехался по всем шаблонам разом.  

И не только сами духи постоянно напоминают о себе в сочельник, но и живые люди в канун Рождества всегда сидят и рассуждают о них. Сто́ит только пяти или шести лицам, говорящим на родном для них английском языке, собраться в предрождественскую ночь у камина, как они непременно начинают рассказывать друг другу разные истории о призраках. Ничто нас так не привлекает в сочельник, как правдивые рассказы друзей о привидениях. В этот веселый семейный праздник мы любим рассуждать о могилах, мертвецах, убийствах и пролитой крови.
Опыт показывает, что во встречах самых разных людей с призраками очень много общего, но это не наша вина, — это вина духов, которые никогда не ставят новых спектаклей, а придерживаются старого, проверенного шаблона.
И поэтому, если вы однажды в сочельник побывали в гостях и слышали рассказы шести лиц об их приключениях с привидениями, дальнейшие истории ничего нового вам уже не дадут. Это все равно что присутствовать на представлении двух бытовых комедий подряд или читать один за другим два юмористических журнала. От повторения вы испытываете лишь невыносимую скуку.

Сборник, на самом деле, достаточно грамотно составлен. После рассказов размещена краткая справка об авторах: многие были мне незнакомы, поэтому было интересно узнать контекст и вообще как-то познакомиться с ними поближе. Также даются подробные пояснения о реалиях того времени: плохо только, что размещены они не как обычные примечания - внизу страницы, - а вместе с биографическими сведениями и без всяких указаний в тексте, что они там есть. Поэтому приходилось руководствоваться принципом "если не знаешь - лезь в комментарии": работает достаточно паршиво.

Книгу рекомендую любителям классической английской литературы, а также милых ужастиков - тех самых, где "белые от грима лица" и "неаппетитно перемазанные кровью ротики".

Collapse )

Джордж Мартин "Игра престолов"


Ну вот, настала, наконец, и моя очередь рассказать, почему мне понравилась "Игра престолов" - первая книга из фэнтезийного цикла "Песнь льда и пламени". В какой-то момент количество положительных отзывов о ней превысило некоторое критическое значение, и я взялась за произведение, правда, в достаточно скептическом настроении - а ну как перехвалили? Однако на сей раз мое мнение вполне вписалось в общую картину: время я точно потратила не зря. Хотя произведение и не впечатлило меня до такой степени, чтобы пищать от восторга и становиться фанатом, но под настроение я обязательно дочитаю цикл.

Мартина иногда называют американским Толкином, да и я не раз вспоминала Профессора, натыкаясь на все новые имена в повествовании. Но не стоит бояться обилия персонажей - они запоминаются. Они различимы. Характеры настолько разные, что ты в жизни не забудешь, кто против кого враждует. Редко встретишь столь интересно выписанный мир, где герои именно живут, а не только воюют, плетут интриги и убивают. Мне особенно понравилось в этой фентези то, что автор щедро, не жалея персонажей, раскидал сюжетные завязки по всей первой книге. Этого искалечить, этого - умертвить, у этого отнять питомца - безжалостно, да, но правдиво. В книгу ныряешь, как в воду, - похожее ощущение у меня бывает с мирами Стивена Кинга, но здесь, понятное дело, отсутствует саспенс и прочие сопутствующие прелести. Зато много драк.


...Все, чему учил ее Сирио Форель, вспыхнуло в голове девочки. Быстрая, как олень. Тихая, словно тень. Страх режет глубже меча. Гибкая, как змея. Тихая, как вода. Страх режет глубже меча. Сильная, как медведь. Свирепая, как росомаха. Страх режет глубже меча. Человек, который боится, уже погиб. Страх режет глубже меча. Страх режет глубже меча. Страх режет глубже меча. Рукоятка деревянного меча уже была влажной от пота, и Арья пыхтела, добравшись до лестницы в башню. На мгновение она замерла. Вверх или вниз? Путь вверх приведет ее к крытому мостику, нависшему над небольшим двориком, отделявшим ее от башни Десницы, куда она и должна была направиться по их распоряжению. Никогда не делай того, что от тебя ожидают, сказал ей однажды Сирио. Арья направилась вниз — вокруг центрального столба, перепрыгивая сразу через две-три узкие каменные ступеньки. Она оказалась в огромном сводчатом погребе, полном бочек с пивом, сложенных штабелями в двадцать футов высотой. Свет проникал сюда лишь сквозь узкие наклонные окна, пробитые высоко в стене.

Я уже не раз встречала мнение, что "Игра престолов" придется по душе даже людям, фэнтези не читающим. Не могу утверждать этого с увереннностью, но в целом книга хороша. Я бы все-таки не взялась ставить ее на один уровень с Толкиным, однако мастерство писателя неоспоримо. Понравился и перевод: от слов "Зима близко" ("winter is coming" в оригинале) мороз пробегает по коже. Так что любителям фэнтези искренне рекомендую: думаю, многие в конце пожалеют, что цикл еще не окончен.

Кстати, по книге уже снят один сезон сериала и планируется продолжение.

Гибсон "Нейромант"


Небо над портом напоминало телеэкран,
включенный на мертвый канал. 
 
Есть некоторая прелесть в том, чтобы сначала читать последователей, а потом доходить до источников их вдохновения. Именно так у меня произошло с классикой киберпанка, "Нейромантом": сначала - трилогия Лукьяненко про Глубину и фильм "Матрица", потом - книга Гибсона. Особый шик ситуации придает то, что картинка с обложки была мне давно известна и, скажем прямо, завораживала своей нечеловечностью. Так что ощущение дежавю преследовало меня на протяжении всего произведения, что неправильно с исторической точки зрения: роман был написан аж в 1984 г.
 
Итак, что больше всего поражает в "Нейроманте", - это предсказания будущего. Еще раз - 1984 год (!). Компьютеры пока в принципе громоздки и неудобны, а Apple только готовится к выпуску Apple Macintosh. У Гибсона же нейроинтерфейсы, искусственные интеллекты и киберпространство стали обыденностью. Это шокирует - сначала я со своим большим опытом чтения околокиберпанковой литературы просто отметила знакомые по другим книгам моменты, а потом только соотнесла время написания и размах событий. Добавьте к этому немного безумия, драк, крови, сверху - переплетающиеся реальности - и вот вам атмосфера "Нейроманта". 
 
Осторожно, чтобы не сдвинуть плоские дерматроды «Сендаи», Кейс перевязал голову черной бархатистой лентой. Невидящим взором он уставился на деку, лежащую на коленях, и перед его глазами возникла витрина на улице Нинсеи, хромированные сюрикены, тускло поблескивающие в неоновом свете. Кейс поднял голову: над монитором висел подарок Молли, приколотый к стене желтой кнопкой, прямо за край центрального отверстия.
Он закрыл глаза.
Нащупал ребристую клавишу питания.
В темно–кровавом сумраке закрытых глаз, где–то на краю пространства, забурлили серебристые фосфены, мимо понеслись гипнотические образы, похожие на фильм, смонтированный из случайных кадров. Числа, символы, лица — размытая, туманная мандала, составленная из фрагментов зрительной информации.
— Ну же, — умолял он, — сейчас…
Серый, как цвет неба над Тибой, диск.
— Пора.
Диск завертелся, все быстрее и быстрее, превратился в светло–серую сферу. Сфера начала раздуваться…
И потекла, расцветая переливающимся неоном. Фантастическими фигурами оригами развернулся его не знающий расстояний дом, его страна — прозрачная, объемная, в бесконечность уходящая шахматная доска. Перед мысленным взором возникли изумрудные кубы «Мицубиси Бэнк оф Америка», за ними — вспыхнула алая ступенчатая пирамида Ядерной Комиссии Восточного Побережья и, наконец, высоко–высоко над собой он увидел едва различимые, вечно недостижимые спиральные рукава военных систем.
А где–то вдалеке от них, на чердаке, выкрашенном белой краской, — сидел он, и смеялся, и нежно ласкал деку далекими пальцами, и слезы облегчения текли по лицу крупными каплями. 
 
Признаюсь, я пищала от восторга, читая эту книгу: классика ведь! Прототипы! То в образе Молли всплывет Тринити из Матрицы, то - вдруг вспомнишь фильм "Хакеры", то почудится деталь из "Паутины" Мерси Шелли. Так что любителям киберпанка - must read. Прочим желающим приобщиться к хорошей фантастике также рекомендуется. И. насколько я знаю, есть два перевода "Нейроманта": хороший - тот, который начинается с фразы в эпиграфе. 

Collapse )

Кинг "Лангольеры"

Кинг "Лангольеры"

С "Лангольерами" у меня случилась не очень характерная для меня ситуация: сначала я посмотрела фильм, потом - прочитала книгу. Все-таки обычно я предпочитаю обратный порядок (следуя глубинному убеждению, что фильм не может быть лучше книги). Но по зрелом размышлении поняла, что фильм не уступает книге: Крейг Туми вполне себе соответствует, да и сюжет практически не переврали. Хотя мистики у Кинга все-таки больше.

В произведении писатель обыгрывает достаточно распространенную тему перемещения во времени, пусть всего лишь и на четверть часа. Что будет, если мы вдруг попадем в прошлое? Сможем ли мы изменить что-нибудь, сможем ли встретить самих себя? У Кинга находится однозначный и не совсем стандартный ответ на этот вопрос. Благодаря своему немалому опыту чтения фантастики я могу точно сказать, что такой гипотезы еще не встречала. Обычно в книгах люди, попадая в прошлое, видят его так, будто оно стало для них настоящим, будто время - такое же измерение, как длина или ширина и из одной точки можно перейти в другую, просто отмотав кассету назад... У него время "одномоментно" - не знаю, насколько это соответствует нынешним физическим теориям (несмотря на прочитанного Митио Каку и Стивена Хокинга), но впечатление производит гнетущее. Особенно когда в произведении появляются лангольеры.

Сначала появились две формы — одна черная, одна — темно-красная, похожая на помидор.
«Они — шары?» — с сомнением вопрошал разум. — «Могут ли они быть шарами?»
Что-то словно щелкнуло в мозгу и приняло: это были шары вроде тех мячей, которыми играют на пляже. Но эти шары сжимались и неожиданно расширялись в непрерывном трепете словно он видел их сквозь знойное марево. Они выкатились из сухой высокой травы в конце 21-й взлетной полосы, оставляя за собой полосы густой черноты. Каким-то образом они косили траву…
«Нет», — нехотя отверг его разум. — «Они не просто косят траву, и ты это знаешь. Они косят гораздо больше, чем просто траву».
То, что они оставляли позади себя, представляло собой узкие полосы абсолютной черноты. Теперь, играя в догонялки на бетонной поверхности в конце полосы, они по-прежнему оставляли позади себя черные полосы, которые выглядели как вар.
«Нет», — опроверг рассудок, — «не вар. Ты знаешь, что это за чернота. Это — ничто. Вообще ничто. Они сжирают гораздо большее, нежели поверхность взлетной полосы».
Что-то зловеще веселое было в их поведении. Они пересекали дорожки друг друга, образуя огромные иксы на бетоне. Подпрыгивали высоко в воздух, словно кувыркались в сложных маневрах, и затем устремились к самолету. [...] Они жрали на ходу, выедая в окружающем мире узкие полосы.


Вообще идея лангольеров, мгм, не выдерживает конструктивной критики. То есть можно предположить, что существуют вот такие злобные шарики, пожирающие пространство, которое отстоит во времени от того. что мы зовем настоящим, но возникает ряд вопросов:
1) какой период времени прошлого должен вызывать лангольеров к жизни? Секунда? Минута? Миллисекунда?
2) сколько нужно лангольеров, чтобы поглотить всю Вселенную, которая тоже прожила этот временной отрезок? Вселенная, к слову сказать, у нас не одна. Вселенных у нас гугол (то есть единица со ста нулями). Это утверждение основано на той же книге Митио Каку.
3) плюс ко всему, согласно новейшим теориям, во Вселенной одиннадцать измерений. Пожирают ли лангольеры их все?
и пр., и пр. Я не физик, но они бы здесь порезвились, думаю.

Собственно, сама идея напоминает мне про Лахесиса и Клото из "Бессоницы" - это своеобразные ангелы смерти, которые, невидимые, приходят к людям и сопровождают их до самого конца. Индивидуальный подход, так сказать. Но там я могу допустить их существование, потому что сразу в голове возникает своеобразная небесная (или адова) канцелярия, где к каждому району прикреплены свои посланники смерти - и тому подобная бюрократия. Меня всегда подкупало в Кинге то, что он честен в обоснованиях происходящей мистики (и в этом я похожа на Энни Уилкс из "Мизери"). В "Лангольерах" впервые я столкнулась с некоторой неправдоподобностью ситуации. Впрочем, сей факт не отменяет желания верить написанному - до того правдоподобно.

Очень интересно было бы порекомендовать эту повесть к прочтению физикам-теоретикам, дабы они потом рассказали о возможности действительного существования лангольеров. :) Но вообще произведение типично Кинговское по антуражу и психологической обстановке. Понравится поклонникам, да и просто любителям пощекотать себе нервы.

Кинг "Рита Хейуорт, или Побег из Шоушенка"

Кинг "Побег из Шоушенка"

"Побег из Шоушенка" для меня по тональности сильно отличается от обычных Кинговских вещей. Он "светлее", он не ввергает читателя в состояние ужаса, нет никакой мистики. Обычная дерьмовая тюрьма строгого режима, обычные дерьмовые заключенные... И Энди - человек, который хочет выйти на свободу.

Рассказ ведется от лица Реда, преступника, который тоже отбывает в Шоушенке срок за убийство. Поэтому в повести мало размышлений героя о его бедственном положении: есть только предположения Реда на тему того, что чувствовал Энди в определенные моменты: Кинг сделал главного героя очень замкнутым и отстраненным человеком. Вообще Энди мне очень симпатичен из-за его чувства собственного достоинства, гордости, из-за того, что он остается человеком даже в очень сложных обстоятельствах. Как и большинство школьников, в рамках школьной программы я читала "Один день Ивана Денисовича" Солженицына и поневоле сравнивала с ним "Побег из Шоушенка": обычаи тюрьмы, отношение к заключенным, описания начальства... Как бы это глупо ни звучало, я сравнивала также двух персонажей - и для меня они чем-то неуловимо похожи. Наверно, тем, что они еще не сдались.

Он говорил Энди, что тот идет по прогулочному двору, как по гостиной на званом ужине. Я называл такое поведение чуть иначе, но прекрасно понимаю, что именно имел ввиду комендант. Я уже говорил, что Энди носил свою свободу как невидимый пиджак, и хотя он находился за решеткой, никогда не походил на заключенного. Глаза его никогда не принимали отсутствующего тупого выражения. Он никогда не ходил так, как большинство здесь – сгорбившись, вжав голову в плечи, тяжело переставляя ступни, словно они налиты свинцом. Нет, не такой была походка Энди: легкий шаг, расправленные плечи, будто он возвращается домой, где его ждет прекрасный ужин и красивая женщина вместо пресного месива из овощей, переваренной картошки и двух жирных жестких кусочков того, что скорее можно назвать пародией на мясо… Плюс картинка с Реквель Элч на стене. И за все эти четыре года, хотя Энди и не стал таким же, как остальные, он приутих, замкнулся в себе, стал более молчаливым и сосредоточенным.

Больше всего я поражена даже не упорством и терпением главного героя, а его поистине стальными нервами. Так "надежно" скрывать лаз и при этом вести себя как обычно, чтобы никто не заподозрил... Это просто немыслимо. Пожалуй, именно его поведение, а не способ побега кажется самым фантастическим в книге.

Я, к сожалению, еще не успела посмотреть одноименный фильм, - надеюсь, он меня не разочарует. Но литературные достоинства книги я уже оценила очень высоко. Думаю, она понравится даже тем, кто шарахается от Кинга с криками "не люблю ужастики!" - тут больше психологии, чем крови и оторванных конечностей, хотя некоторая чернуха, несомненно, присутствует. Но в целом: книга поможет поверить в себя тем, кто еще в себе не уверен, и расскажет про то, что в жизни бывают гораздо более худшие ситуации...

Я надеюсь, Энди сейчас там. Надеюсь, я смогу пересечь границу.
Надеюсь увидеть моего друга и пожать ему руку.
Надеюсь, что Тихий океан такой же голубой, как в моих снах…
Я надеюсь.

Роальд Даль "Дорога в рай"

Даль "Дорога в рай"


За книгу "Дорога в рай" я бралась с замиранием сердца: год назад я дочитывала некоторые рассказы оттуда на английском в состоянии "мышки плакали, кололись, но продолжали жрать кактус". Не то чтобы они тяжелые, просто по психологическому рисунку напоминают типичный фильм ужасов, когда ты сидишь в кресле и с замиранием ждешь: вот сейчас выскочит монстр и схватит главную героиню. Причем страшнее всего не монстр - страшнее всего ожидание. Я не приверженец ужастиков, но бросить книгу не могла - она завораживает.

Роальд Даль является автором книги "Чарли и шоколадная фабрика": если вы помните сюжет книги или фильма, он совсем не добрый. То же самое можно сказать и об этом сборнике - хэппиэнд у Даля редок. Он пишет о людях, которые попадают в странные, нелепые, иногда смертельно опасные ситуации. Еще он пишет о летчиках - это случаи из его автобиографии. Фантасмагории и прочих сказок тоже хватает. Что вы скажете, например, о разноцветном ковре в гостиной, который вдруг превратился в сплетение кобр и гадюк?

...она отлетела в сторону и приземлилась на краю ковра, огромного красно-черно-желтого ковра, тянувшегося во всю длину холла от лестницы, на ступеньках которой он сидел, до входной двери. Потрясный ковер. Больше теннисной площадки. Намного больше. Он принялся с нескрываемым удовольствием рассматривать его. Раньше он вообще не обращал на него внимания, а тут вдруг ковер точно заиграл всеми красками, и они просто ослепили его.
    Я-то понимаю, в чем тут дело, сказал он про себя. Красные пятна - это раскаленные угли. Сделаю-ка я вот что: дойду до двери, не наступая на них. Если наступлю на красное, то обожгусь. Наверное, весь сгорю. А черные линии на ковре... Ага, черные линии - это змеи, ядовитые змеи, в основном гадюки и еще кобры, в середине толстые, как стволы деревьев, и если я наступлю на одну из них, то она меня укусит, и я умру еще до того, как меня позовут к чаю. А если я пройду по ковру и при этом не обожгусь и меня не укусит змея, то завтра, в день рождения, мне подарят щенка.


Как вы думаете, пройдет мальчик по ковру, не оступится? Подсознательно вы знаете ответ. Жестокость автора напоминает детскую жестокость, когда ребенок отрывает у мухи крылышки, чтобы посмотреть, что будет дальше. Но, как ни странно, сборник не вызывает отвращения. Только втягиваешь голову в плечи после окончания рассказа и ныряешь в следующий за новыми ощущениями. "Дорогу в рай" я рекомендовала бы людям, лишенным иллюзий и розовых очков. Но сухим и рациональным людям книга не придется по душе: в ней все-таки есть чудеса. Другое дело, что чудеса... недобрые.