Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

Аравинд Адига "От убийства до убийства"

Aravind_Adiga__Ot_ubijstva_do_ubijstva

Я открыла эту книгу наудачу - она уже достаточно давно валяется в читалке - и пропала. Индия. Страшная, загадочная, завораживающая Индия. Не та карамельно-волшебная страна из “Шантарама” (который я так и не дочитала), а уродство и нищета истинной Индии. “От убийства до убийства” - это сборник рассказов-зарисовок, объединенных одной темой беспросветности и бедности людей. Изредка герои кочуют из истории в историю: откуда-то выплывают знакомые имена, и вздрагиваешь, узнавая их и погружаясь все глубже в книгу. Средневековье - вот о чем я думала, когда читала ее. Кастовая Индия, где презрение к нижестоящим считается нормой жизни, ужасает. Мастерство же автора, который сумел так описать жизнь, изумляет и восхищает: детали в рассказах таковы, что просто вживаешься в шкуру рабочего, или учителя, или ребенка, который вынужден сам искать себе пропитание в городе. У Адиги не бывает счастливых финалов: жизнь вряд ли позволит им случиться, а писатель говорит именно о реальном положении вещей. 

Автор больше известен по своему дебютному роману “Белый тигр”, который получил Букера в 2008 году. Я уже занесла его в свой “хочу-список”, но не уверена, что возьмусь за него в ближайшем времени: уж очень тяжело читать. Безнадежность, отчаяние, жестокость - его рассказы удушают и тяготят, буквально заставляя ощутить над собой крышку гроба, которая уже готова закрыться. 

Послышалось испуганное мяуканье. С дерева за ним внимательно наблюдала кошка. Ченнайя подошел поближе к ней. Как прекрасны ее глаза, подумал он. Эти глаза подобны драгоценностям, упавшим с трона, намеку на мир красоты, которого он, Ченнайя, не знает и никогда не увидит.
Он протянул руки, и кошка спрыгнула к нему.
– Киска, киска, – шептал Ченнайя, гладя ее.
Кошка изгибалась в его руках, ей уже становилось не по себе.
Надеюсь, где-нибудь да и отыщется бедняк, который сможет нанести удар этому миру. Потому что никакого Бога, присматривающего за нами, нет. И никто не придет, чтобы выпустить нас из тюрьмы, в которой мы себя заперли.
Ему хотелось сказать все это кошке – быть может, она передаст его слова другому возчику, а тот наберется храбрости и нанесет необходимый удар.
Он присел у стены, так и держа кошку на руках, продолжая гладить ее. «Может, взять тебя с собой, а, киска?» Но чем он будет кормить ее? И кто станет заботиться о ней в его отсутствие? Ченнайя отпустил кошку. Он сидел, прислонившись спиной к стене, глядя, как кошка осторожно приближается к его тележке, а затем, крадучись, забирается под нее. 

Эту книгу ни в коем случае нельзя читать тем, кто сейчас депрессует из-за осени и плохой погоды - настроение упадет окончательно. Ее надо читать, когда на улице светит солнце, чтобы можно было выглянуть в окно и понять, что ты все еще в мире, где ты сыт и имеешь крышу над головой. “От убийства до убийства” прекрасно дает понять, что надо ценить то, что уже есть, ведь могло бы быть во много раз хуже - и заодно рассказывает о той Индии, которую вряд ли увидит турист из окна автобуса. 
promo book4you december 14, 2013 00:06 12
Buy for 100 tokens
На Книгозавре не так давно выложили пост с книжным граффити. Мне понравилась идея, и я закопалась в картинки. Нашла очень красивые! Книги Escif street art Симферополь Лиссабон Здания Петербург Димитров Тюмень Амстердам Питтсборо Лион Винница…

Лукин "Ё"

Лукин "Ё"

С творчеством Евгения Лукина (и его супруги) я знакома уже давно и основательно. Но, если честно, до этого сборника у меня не было его "портрета", не было чувства индивидуальности автора. Что, в принципе, говорит не о том, что он пишет плохо, а о том, что у меня к нему душа не лежит. Уважать - уважаю, но "не мое" - и все тут. Хотя он так мастерски использует игру слов, что этим невозможно не восхищаться. А под "Манифестом партии национал-лингвистов" (кстати, очень рекомендую прочитать) я вообще готова подписаться. Впрочем, речь не о нем.
 
Его новую повесть "Ё" нельзя назвать иначе как лингвистическим триллером. Да-да, вот так вот странно. Я, если честно, пищала от восторга и готова была растащить произведение на цитаты. Имена и интрига заставляют только цыкнуть зубом и покрутить башкой: силен автор! Ну кто еще сможет так лихо закрутить сюжет на одной букве русского алфавита? А от лукинских выворотов реальности мне вообще оставалось только изумленно моргать. Эта черта, в принципе, уже четко прослеживалась в книге "С нами бот", а тут уже разыгралась на полную катушку:

Естественный отбор неприличен уже в силу своей естественности, и только отказ от неё делает нас приятными в общении существами. Такое, скажем, простое и чистосердечное действие, как сексуальное насилие, за тысячелетия человеческой истории, обрастая условностями, переродилось в любовь, убийство — в правосудие, грабёж — в сервис. В наиболее рафинированном виде эти явления зачастую утрачивают первоначальный смысл, обращаясь чуть ли не в собственную противоположность: чувства становятся платоническими, вводится мораторий на смертную казнь,
обслуживание делается бесплатным. Взять, к примеру, тот же гуманизм, то есть мировоззрение, проникнутое любовью к людям (читай: ко всем людям). Что это, если не особо изощрённая форма измены Родине, религии, семье? Тем не менее гуманизм живёт, а иногда даже и побеждает.
Редко, крайне редко встретишь сейчас человека, способного на естественный поступок — пусть даже в результате острого приступа искренности. Признайтесь честно: мало ли кого нам хочется порой порезать на лоскуты? Однако мы так не поступаем! Скованные правилами и нормами, с неловкостью выбираемся из за руля и ханжески мямлим: «Командир, ну, может, договоримся?» Маньяк же действует по велению сердца, ужасные последствия чего вы наверняка не раз видели по телевизору.
Маньяков никто не любит — даже киллеры, ибо профессионалу претит сама идея безвозмездного убийства. Не жалуют их и прочие представители криминалитета, поскольку взбудораженные начальством стражи правопорядка принимаются хватать кого попало, чем сильно мешают работе. Что уж там говорить о вас, дорогой читатель! Признайтесь, прямота и чистосердечность милы вам лишь на словах, а стоит столкнуться с движениями человеческой души в их изначальном, неизвращённом виде, вы тут же бежите за помощью в милицию, причём не всегда добегаете. 
 
 
Collapse )
 

Кинг "Рита Хейуорт, или Побег из Шоушенка"

Кинг "Побег из Шоушенка"

"Побег из Шоушенка" для меня по тональности сильно отличается от обычных Кинговских вещей. Он "светлее", он не ввергает читателя в состояние ужаса, нет никакой мистики. Обычная дерьмовая тюрьма строгого режима, обычные дерьмовые заключенные... И Энди - человек, который хочет выйти на свободу.

Рассказ ведется от лица Реда, преступника, который тоже отбывает в Шоушенке срок за убийство. Поэтому в повести мало размышлений героя о его бедственном положении: есть только предположения Реда на тему того, что чувствовал Энди в определенные моменты: Кинг сделал главного героя очень замкнутым и отстраненным человеком. Вообще Энди мне очень симпатичен из-за его чувства собственного достоинства, гордости, из-за того, что он остается человеком даже в очень сложных обстоятельствах. Как и большинство школьников, в рамках школьной программы я читала "Один день Ивана Денисовича" Солженицына и поневоле сравнивала с ним "Побег из Шоушенка": обычаи тюрьмы, отношение к заключенным, описания начальства... Как бы это глупо ни звучало, я сравнивала также двух персонажей - и для меня они чем-то неуловимо похожи. Наверно, тем, что они еще не сдались.

Он говорил Энди, что тот идет по прогулочному двору, как по гостиной на званом ужине. Я называл такое поведение чуть иначе, но прекрасно понимаю, что именно имел ввиду комендант. Я уже говорил, что Энди носил свою свободу как невидимый пиджак, и хотя он находился за решеткой, никогда не походил на заключенного. Глаза его никогда не принимали отсутствующего тупого выражения. Он никогда не ходил так, как большинство здесь – сгорбившись, вжав голову в плечи, тяжело переставляя ступни, словно они налиты свинцом. Нет, не такой была походка Энди: легкий шаг, расправленные плечи, будто он возвращается домой, где его ждет прекрасный ужин и красивая женщина вместо пресного месива из овощей, переваренной картошки и двух жирных жестких кусочков того, что скорее можно назвать пародией на мясо… Плюс картинка с Реквель Элч на стене. И за все эти четыре года, хотя Энди и не стал таким же, как остальные, он приутих, замкнулся в себе, стал более молчаливым и сосредоточенным.

Больше всего я поражена даже не упорством и терпением главного героя, а его поистине стальными нервами. Так "надежно" скрывать лаз и при этом вести себя как обычно, чтобы никто не заподозрил... Это просто немыслимо. Пожалуй, именно его поведение, а не способ побега кажется самым фантастическим в книге.

Я, к сожалению, еще не успела посмотреть одноименный фильм, - надеюсь, он меня не разочарует. Но литературные достоинства книги я уже оценила очень высоко. Думаю, она понравится даже тем, кто шарахается от Кинга с криками "не люблю ужастики!" - тут больше психологии, чем крови и оторванных конечностей, хотя некоторая чернуха, несомненно, присутствует. Но в целом: книга поможет поверить в себя тем, кто еще в себе не уверен, и расскажет про то, что в жизни бывают гораздо более худшие ситуации...

Я надеюсь, Энди сейчас там. Надеюсь, я смогу пересечь границу.
Надеюсь увидеть моего друга и пожать ему руку.
Надеюсь, что Тихий океан такой же голубой, как в моих снах…
Я надеюсь.

Карен Мейтленд "Маскарад лжецов"

Мейтленд "Маскарад лжецов"

"Everybody lies", - утверждает один известный киноперсонаж. Об этом и идет речь в романе Карен Мейтленд: каждый в той компании, которую она описывает, имеет свою тайну и тщательно скрывает ее от других. К слову сказать, мне понравился перевод названия: "Company of liars" превратилось в "Маскарад лжецов", что вполне соответствует атмосфере книги - некоторый налет мистической нереальности присутствует с самого начала произведения. Правда, смерть и болезни в нем более чем реальны: автор рассказывает о Великой чуме 1348 г., пришедшей в Англию из Европы. "Черная смерть" мало кого оставила в живых.

Чтобы понять, кто пал от чумы, а кто от голода, необязательно было подходить вплотную. Птицы кружили над трупами умерших голодной смертью. Первыми появлялись вороны. Они приземлялись и важно прогуливались рядом с телом, долго косясь и примеряясь к первому удару. За воронами следовали коршуны — они кружили и кружили в вышине, а их перья отливали на солнце цветом бычьей крови. Стоило воронам вскрыть труп, как коршуны пикировали вниз и выдирали кусок мяса, чтобы тут же взмыть вверх и продолжить трапезу в полете.
Однако и вороны, и коршуны обходили тела чумных стороной. Звери бежали от них, как бы ни были голодны. Чумные трупы истлевали и гнили без помощи падальщиков, в ожидании времени, когда солнце, дожди и ветра выбелят кости, даровав им хоть какое-то посмертное достоинство. Если хочешь выжить — смотри в оба и не зевай. Гляди под ноги, не доверяй самому безобидному сугробу, под которым может скрываться труп, иначе отправишься гнить вместе с ним.
Вероятно, птиц и зверей отпугивала вонь. Казалось, что тела чумных начинали разлагаться еще до того, как несчастные жертвы болезни падали замертво. Но вонь не могла уберечь нас, ибо пропитала все вокруг. Милю за милей она наполняла ноздри, пока нам не начинало казаться, что воняет даже еда, которую мы подносим ко рту. Мерзкий запах уже не был предупреждением. Вся Англия гнила заживо.


Меня сильно заинтересовало имя одной из самых таинственных личностей в книге - девочки Наригорм. Как пишет сама автор, это анаграмма (перестановка букв) слова Морриган - имени богини, которая карает лжецов и которой девочка, можно сказать, поклоняется. Тут, кстати, есть небольшой просчет со стороны писательницы: Морриган - кельтское божество, а девочка гадает при помощи рун Старшего Футарка (это скандинавские реалии). Не то чтобы это портит общую картину - антураж сохранен и выглядит вполне себе цельным, - но у людей, более-менее разбирающихся в мифологиях разных стран, возникнет некоторый когнитивный диссонанс.

Еще раз хочу похвалить работу переводчика: не замечаешь, что книга была переведена, реалии сохранены и язык очень хорош. В конце есть небольшой глоссарий. Так что читается легко и с удовольствием: ныряешь в роман, с наслаждением доходишь до конца и огорчаешься, когда заканчивается.

Книга понравится любителям детектива и мистики, а также просто всем тем, кто хочет побольше узнать о Средневековье: не то чтобы там все было прописано максимально близко к реальности, но некоторые любопытные вещи вполне можно узнать. И вообще это произведение - великолепный способ "выпасть" из нашего мира в другой, полный страшных тайн. А концовка порадует даже тех, кто вычислил убийцу раньше, чем об этом написала автор.

Кузнецов "Шкурка бабочки"

Кузнецов "Шкурка бабочки"

Я уже была знакома с Сергеем Кузнецовым по книге "Нет", написанной им в соавторстве с Линор Горалик, и когда мой знакомый попросил прочитать и сказать впечатления, не отказалась. Скажу прямо, я ожидала большего - книга не тянет на качественное чтение, может быть, потому, что я вообще не сторонник подобного творчества - иногда употребляю, так же, как иные люди ходят в Макдональдс: вредно, потом тяжесть в животе, но вкусно. Тут вкусно не было, тут было по большей части противно. Представьте себе современные реалии - ну максимум 10-летней давности, - и поместите в них деловую женщину, IT-менеджера, редактора отдела новостей популярной онлайн-газеты, которая, к тому же, любит BDSM. Представьте себе маньяка, который кончает, расчленяя женщин. Сведите их вместе в аське, добавьте в избытке переживаний главной героини и ее подруг, а также интимных подробностей.

Пока она сушит волосы, Ксюша стоит в ванной, заперев за собой дверь и закусив губу. Оля сказала, что поздно, не хочется ехать домой, и Ксюша сказала конечно, оставайся, и теперь злится на себя, потому что неудобно при Оле включать вибратор, совсем уж неудобно доставать из ящика зажимы для сосков. Она подходит к полочке, берет косметичку, расстегивает молнию, вынимает маленькое зеркальце, заворачивает его в полотенце и разбивает о край ванны. Потом, сев на пол, выбирает самый острый осколок и со всей силы втыкает во внутреннюю поверхность бедра.

Из недостатков: повествование сильно растянуто и как будто "провисает". Тянется себе неспешно, смазывая более-менее острые впечатления от всех жестких сцен. Еще один минус - непонятно, откуда у маньяка взялось его стремление убивать. Вот что мне нравится у Кинга: всегда объяснено, подведено логическое оправдание под все сумашествия, творимые людьми. Он всегда играет честно в этом плане. У Кузнецова же маньяк становится маньяком просто "по условию задачи" - он сам рефлексирует на эту тему, не находя особых причин (типа детских психологических травм) для своего поведения.

Книга вряд ли понравится широкому кругу читателей. Скорее всего, она придется по вкусу людям, которые хотят пощекотать себе нервы чернухой с порнографическим оттенком. Но людям с нежной психикой и не очень крепкими нервами я бы не советовала читать это произведение: несмотря на отсутствие "выразительной силы", впечатление остается тягостное и отнюдь не способствующее хорошему настроению.