Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Цитаты: Ася Казанцева "В интернете кто-то неправ!"

Asya_Kazantseva__V_internete_ktoto_neprav_Nauchnye_issledovaniya_spornyh_voproso.jpeg


В дополнение ко вчерашней рецензии - цитаты из книги.

О когнитивной легкости

....Просто мы так устроены, что мы автоматически распознаем ошибки только в хорошо известных нам областях. Биологу бросается в глаза ерунда в текстах по биологии, математику – ошибки в формулах, редактор или корректор звереет от перепутанных -ться и -тся, особенно когда ему пишут “хочу публиковатся в вашем журнале”. Для того чтобы отличить ямб от хорея, литературоведу достаточно услышать строчку из стихотворения – а нормальному человеку, даже если он помнит, что у хорея ударение на нечетных слогах, а у ямба на четных, надо посмотреть на написанную строчку, как следует подумать, позагибать пальцы – это интеллектуальное усилие, которое никто не будет делать, если кто-нибудь авторитетный уже сказал, что “буря мглою небо кроет” – классический пример ямба. Вас что-нибудь насторожило в предыдущем предложении?

Collapse )
promo book4you december 14, 2013 00:06 12
Buy for 100 tokens
На Книгозавре не так давно выложили пост с книжным граффити. Мне понравилась идея, и я закопалась в картинки. Нашла очень красивые! Книги Escif street art Симферополь Лиссабон Здания Петербург Димитров Тюмень Амстердам Питтсборо Лион Винница…

Мэтью Томас "Мы над собой не властны"


“Книга года по мнению New York Times, Esquire, Washington Post и Publishers Weekly”, “лучшая семейная сага со времени выхода “Поправок” Джонатана Франзена” (Entertainment Weekly), “мировой бестселлер” - все это написано в аннотации к роману вместо одной единственной фразы: не читайте его в ноябре, вам будет еще тоскливее, чем обычно. Впрочем, не хотелось бы отпугнуть этой фразой потенциальных читателей. Да, безысходность бытия главной героини выматывает, да, ее мечта - окончательно выбраться из трясины бедности - не спешит осуществляться, но, на мой взгляд, произведение стоит того, чтобы его прожить.

Collapse )

Макс Барри "Человек-машина"

CHelovekmashina_0070

Макс Барри внезапно стал приятным открытием - не оглушающим или ошеломляющим, но вполне достойным. Его киберпанк не только рассматривает чисто теоретические возможности усовершенствования человеческого тела, но и щекочет нервы всех современных людей, которые так или иначе плотно общаются с техникой. Вы чувствуете себя голым, забыв дома телефон? Вы проверяете почту хотя бы раз в час? Вы интересуетесь новыми моделями разных гаджетов и с удовольствием покупаете только что вышедшее устройство, хотя старое функционирует вполне исправно? Поздравляю, вы заслужили дополнительную остроту ощущений при чтении “Человека-машины”.

Collapse )

Дмитрий Правдин "Записки районного хирурга"

1003887208

Я имею некоторую слабость к историям о врачебных буднях - можно составлять прямо целую подборку: Булгаков, Вересаев, Ломачинский, Моторов, Малявин, Цепов. Дмитрий Правдин - новое для меня имя в этом списке. В “Записках районного хирурга” он рассказывает о своем пути от молодого специалиста, только что закончившего ординатуру, до опытного профессионала с большим количеством навыков, которым он обучился уже на месте. Представьте себе: 1995 г., районный центр, всего два хирурга, которые по совместительству должны быть немного травматологами, немного - урологами, а еще желательно - и детскими хирургами. В общем, автору пришлось спешно становиться “универсалом” и набираться знаний на месте.

Collapse )

Бен Голдакр "Обман в науке"

Obman_v_nauke_3575


Я ненавижу рекламные описания косметики. “Шампунь с экстрактом кашемира”. “Инновационный увлажняющий крем разглаживает кожу и придает ей более здоровый и свежий вид”, а патентованная формула этого крема “содержит натуральные ингредиенты”. Моя логика и здравый смысл напрочь заглушают потребительские инстинкты, которые должны сработать от этих привлекательных, по мнению маркетологов, слов. И если я, человек без медицинского образования, так воспринимаю рекламу, представьте, каково Бену Голдакру с его дипломом врача. Он уже около десяти лет борется с людским невежеством: ведет колонку в The Guardian и пишет книги. Одна из них - перед вами, в оригинале она называется “Bad Science”, на русский ее перевели как “Обман в науке”.

Аннотация, конечно, может навести вас на мысль, что книга шарлатанская: “Известный английский журналист раскрывает загадочные тайны!” Но она - из редкой породы тех книг, которые действительно противостоят многочисленным заблуждениям в области человеческого здоровья. Бен Голдакр и правда журналист, но с медицинским образованием, а поэтому способный отличить полезное от вредного. В своем труде он освещает ряд вопросов, которые должны заставить нас задуматься: что такое плацебо, насколько эффективны средства для похудания, кто такие вообще эти диетологи, почему люди боятся прививать детей, отчего БАД не заменяет положенного лечения от СПИДа и т. д. Автор докапывается до истоков: например, в некотором руководстве утверждается, что люди, “принимающие витамин С, в четыре раза дольше живут с раковыми опухолями”. Бен Голдакр прочесывает ссылки, пытается найти исследования, на основании которых был сделан такой вывод, не находит, и, в конце концов, пишет автору книги - вдруг что-то упущено? В результате не получает ответа, зато огребает скандал и чуть ли не судебное дело на основании клеветы. Весело, не правда ли? Мне больше всего понравился его рассказ про гомеопатию:

Большинство людей знают, что гомеопатические средства разводят до такой степени, что в дозе средства нет ни одной молекулы действующего вещества. Чего вы можете не знать, это насколько сильно разведены эти средства. Типичное гомеопатическое разведение — это 30C, то есть исходное вещество разведено в пропорции одна капля на сотню [капель] 30 раз. В разделе «Что такое гомеопатия?» на сайте Общества гомеопатов, крупнейшей ассоциации гомеопатов в Англии, можно прочесть, что «30C содержит менее одной миллионной исходного вещества». «Менее одной миллионной», на мой взгляд, слишком неточно. Гомеопатическое разведение 30C — это разведение в 10030 или 1060, то есть единица с 60 нулями, или, в терминах Общества гомеопатов, «одна часть на миллион миллион миллион миллион миллион миллион миллион миллион миллион миллионов». Ясное дело, что это «меньше чем одна миллионная исходного вещества». Для сравнения представим себе олимпийский бассейн с 10030 молекулами воды. Это будет водяной шар диаметром 150 миллионов километров (расстояние от Земли до Солнца). Свет проходит это расстояние за восемь минут. Разведение 30C — это водяной шар такого размера с одной молекулой действующего вещества. В гомеопатическом разведении 20 °C (можно купить и большие разведения) действующее вещество разводится в количество раз большее, чем общее количество атомов во Вселенной. Если посмотреть с другой стороны, Вселенная занимает объем порядка 3 × 1080 кубических метров (идеально для создания семьи). Если ее наполнить водой и добавить одну молекулу действующего вещества, это будет разведение примерно 55С.

Чтобы объяснить читателю, где кроется ошибка, Бен Голдакр дает экскурс в методологию, рассказывает, как правильно проводить исследования и где обычно хитрят. Он говорит о недобросовестных людях, надевающих белые халаты и называющих себя врачами без всякого права на это, но особенно акцентирует внимание на журналистах, которые рады любой “горячей” врачебной теме и могут переврать все, что угодно. Именно их статьи ответственны за многие заблуждения, которые могут привести к смерти, если рядом не окажется достаточно здравомыслящего человека.

Бен Голдакр пишет о проблемах, которые характерны для Британии, но после прочтения понимаешь, что они интернациональны. Обманщики-фармацевты, занятые только тем, как бы увеличить продажи БАДов, шарлатаны-диетологи, мошенники от “альтернативной медицины”. При этом он не обрушивается на всех сразу - только на некоторых личностей, которые беспардонно продвигают свои “лекарства” в прессе, не имея на то никаких оснований. И он объективен - например, в рассказе о плацебо автор говорит о некоторых преимуществах лечения этим способом, а не только о том, как гомеопатия использует плацебо-эффект.

Книга “Обман в науке” должна понравиться всем здравомыслящим людям - а особенно тем, кому хочется повеситься от современной рекламы косметики и лекарств. Я рекомендую ее всем, кто хочет избавиться от лапши, которая сыпется на уши из любого информационного канала, а также беспокоится о своем здоровье - небольшой пинок к критическому восприятию сведений не бывает лишним.

Кристиан Барнард "Нежелательные элементы"

Nezhelatelnye_elementy_8455

До этой книги я не знала, кто такой Кристиан Барнард - он оказался хирургом, первым в мире выполнившим трансплантацию сердца. Звучит необычно, правда? Роман “Нежелательные элементы” во многом автобиографичен: доктор описывает свою практику, назвав героев вымышленными именами; но это не веселые будни медбрата Паровозова, а достаточно суровая и напряженная деятельность. Основная мысль, которая постоянно маячит на переднем плане - отнюдь не принятие сложных врачебных решений, а разделение людей на белых и чернокожих. Действие происходит в ЮАР, поэтому явление сегрегации так актуально. Деталью, которая цепляет главного героя, оказывается факт, что цветные не могут присутствовать в аудитории, когда болезнь демонстрируется на белом человеке, они в принципе не имеют права его осматривать и лечить.

В эту минуту дверь лекционного зала открылась, и ворвавшийся в нее свет смазал изображение на экране. Профессор Снаймен рывком повернулся на каблуках: кто это осмелился прервать лекцию? Вошла сестра, ведя за руку ребенка. На девочке был ярко-красный халат. Она, раскрыв рот, оглядела аудиторию, потом, как бы в поисках защиты, прижалась к сестре.
— Я еще не готов демонстрировать этот случай, — раздраженно бросил профессор сестре. — Ну хорошо, подождите здесь, сестра, раз уж вошли. И прошу вас, чтобы ребенок вел себя тихо.
Голос Филиппа мягко прошептал Деону в ухо: «Прошу извинить».
Деон поглядел на него, в первое мгновение ничего не поняв. Индийцы, и он и она, да и все остальные цветные были уже на ногах и ждали, чтобы он пропустил их. Только тут Деон сообразил: пациентка-то, девочка эта, белая. Он повернулся, вытянул в проход ноги, уступая им дорогу, и подождал, пока все семеро вышли, поднялись по ступенькам к боковой двери и скрылись за ней. Тогда он с неосознанным возмущением уставился на сестру, а заодно и на белого ребенка с серьезными глазками.

Ситуацию в романе обостряют отношения главного героя, белого, и его друга, чернокожего. Они росли вместе (мать второго была прислугой для семьи первого), поступали вместе в университет, проходили практику в одной больнице - и в конце концов их конфликт взрывается. Целый клубок обстоятельств сплетен воедино: у Кристиана Барнарда помимо хирургического явно есть литературный талант.

Если вы уже посмотрели новый фильм Тарантино “Джанго освобожденный”, то имеете примерное представление о мире, который разделен на две части: одна - для белых, а другая - для чернокожих. Специальное такси только для цветных, палаты в больнице только для цветных, врачи только для цветных - велик список того, что “не соответствует” их статусу. Эта книга - очень остросоциальная для того времени, когда она была написана. Сейчас, кажется, конфликт уже поутих, но все равно для многих обществах явление сегрегации еще действительно, и там есть над чем поразмыслить. Поэтому рекомендую роман тем, кто как раз думает об изначальном равенстве или неравенстве людей: повороты сюжета не оставят вас равнодушным.

Ирвин Ялом "Лечение от любви и другие психотерапевтические новеллы"

Lechenie_ot_lyubvi_i_drugie_psihoterapevticheskie_novelly_4313

Ирвин Ялом в своих книгах рассказывает о профессиональной деятельности психотерапевтов. Я решила для пробы почитать сборник новелл, где он описывает десятерых пациентов, пришедших к нему с разными проблемами: как они вели себя, как справлялись с задачами, которые доктор перед ними ставил, как закончили лечение. Автор обладает явным литературным даром: некоторые места в рассказах я переживала так ярко, будто сама была врачом или больным, хотя не все проблемы были мне близки. Ялом описывает каждый случай, “пропуская сквозь душу”, и чувствуется, что он действительно заинтересован в улучшениях. 

Автор занимается экзистенциальной психотерапией - я прежде не сталкивалась с этим подходом и не знала, что он собой представляет, поэтому было интересно читать про работу Ялома: он рассматривает жизнь человека во всей его полноте, включая окружение и связи с внешним миром. Также достаточно много внимания уделяется страху смерти и снам пациента. Я, честно говоря, всегда считала толкование сновидений в рамках психологии шарлатанством, потому что для меня непонятна их проекция на реальную жизнь. Теперь я несколько поумерила свой скепсис и готова признать, что во время курса психотерапии сны могут помочь лучше понять состояние пациента.  

Иногда страх смерти рассматривается как нечто универсальное и тривиальное. Кто, в конце концов, не знает о собственной смерти и не боится ее? Но одно дело – знать о смерти вообще и совсем другое – ощущать смерть каждой клеточкой своего тела. Такое осознание смерти возникает редко, иногда только один или два раза в жизни, и этот ужас Марвин испытывал ночь за ночью.
Против своего страха у него не было даже самой распространенной защиты: не имея детей, он не мог успокоить себя иллюзией бессмертия через потомство; у него не было твердых религиозных убеждений – веры ни в сохранение сознания в загробной жизни, ни во всемогущее защищающее божество; не испытывал он и удовлетворения от самореализации в жизни. (Как правило, чем меньше у человека чувство, что он достиг чего-то в жизни, тем больше у него страх смерти.) Хуже всего то, что Марвин не предвидел никакого конца этому страху. Образ сновидения был четким: демоны вырвались наружу, и он не мог избавиться от них, захлопнув дверь, так как она не закрывалась.
Итак, мы с Марвином достигли решающего пункта, к которому неизбежно приводит полное осознание. Это время, когда человек оказывается у края пропасти и решает, как ему противостоять безжалостным жизненным фактам: смерти, одиночеству, отсутствию твердой основы и смысла. Разумеется, решения нет. Выбор возможен лишь между различными позициями: быть «решительным», или «вовлеченным», или бросить «мужественный вызов», или стоически принимать ситуацию, или отказаться от рациональности и довериться Божественному провидению.

Кое-что из новелл я примеряла на себя: в “Двух улыбках” Ялом пишет, как различается восприятие одного и того же события разными людьми, присутствующими при этом событии - чрезвычайно интересные рассуждения об искажающих призмах, которые заставляют нас “фильтровать” то, что мы видим. И он приводит настолько впечатляющие результаты эксперимента, что просто диву даешься, как могут отличаться точки зрения трех людей. 

Первый шаг на пути к решению проблемы - это ясная и четкая ее формулировка. Ирвин Ялом как раз и занимается тем, что ставит пациентов лицом к лицу с их страхами и уверенно направляет к исцелению. Поэтому его книга будет полезна не только тем, кто хочет психологической поддержки в своих проблемах (а там круг вопросов достаточно широк). Она также заставит каждого прочитавшего остановиться, посмотреть вокруг и подумать: а нет ли у меня чего-то такого, чего я боюсь и что тяготит меня? А то ли я делаю? А может, и мне пора измениться?..

Алексей Моторов "Юные годы медбрата Паровозова"

1005373265

Замечательная книга из разряда историй про жизнь. Я прочитала ее один раз, потом задумалась и случайно прочитала еще раз, почти с самого начала - отрываться и откладывать в сторону не хотелось. Если честно, я сама не знаю, отчего мне так полюбилось это произведение - наверно, из-за доброй атмосферы в нем. Притом что Моторов, он же Паровозов - медбрат в реанимации, где, как вы понимаете, кровь-кишки-распидорасило. Но ему отлично удается описывать свои приключения так, что человек не шарахается от книги в ужасе, а только глубже вчитывается. Автор, правда, достаточно затейливо обращается со временем: то идет повествование про его рабочие будни, то вдруг - лирическое отступление про детство, то обратно рассказ про повседневную жизнь - но не путаешься, как это иногда бывает. 

На самом деле почти все истории в книге - это сказки со хорошим концом. Не знаю, намеренно или нет, автор старается рассказать как можно больше счастливых баек: как кого-то спасли или откачали, как благополучно вытащили с того света, и избегает грустных. А если уж такова жизнь, что в некоторый момент она становится печальной, то Моторов усердно ищет что-то хорошее - и находит же. В какой-то момент он сильно повреждает правую руку: вплоть до перерезанных сухожилий и невозможности согнуть пальцы. Вот как иронично автор пишет об этой ситуации:

Когда у человека две руки, он ими может делать практически все, на что хватит способностей и желания.
А если рука у человека остается одна, особенно когда она левая у правши, это отнюдь не означает, что его возможности уменьшаются вполовину. Нет. С одной рукой ты жалкое подобие себя двурукого. Хотя со временем какие-то движения снова начнут получаться, даже что-то новенькое появится в арсенале. Вот я, к примеру, прекрасно научился прикуривать от спичек и раздавать карты одной левой. Но большинство действий, над которыми я никогда раньше не задумывался, теперь не удавались вовсе.
Я сейчас совсем не мог или мог, но невероятно халтурно: собрать шприц, завязать шнурки, поменять капельницу, сыграть на гитаре, приклеить пластырь, отпилить носик у ампулы, отжать тряпку, очистить апельсин, пришить пуговицу, написать быстро пару слов на бумаге, сделать массаж и произвести бурные аплодисменты.
Зато я научился сносно держать вилку в левой руке и утешал себя мыслью, что если когда-нибудь я попаду в ресторан, то не ударю там в грязь лицом. Ложку, правда, я тоже держал в левой руке. И сигарету. Курить сразу же стало не так вкусно.
Спустя какое-то время я сделал интересный вывод. У однорукого человека значительно сужается созидательный потенциал, зато увеличивается разрушительный. Из всех медицинских манипуляций мне теперь под силу только градусник вставить.
А деструктивных действий могу предпринять сколько душе угодно. Перекрыть капельницу, повыдирать все катетеры и трубки, отключить приборы и аппараты. Недаром в литературе прошлого калеки почти всегда изображались злодеями.

Иногда в книге встречаются моменты, которые, по ощущениям, прямо выстраданы автором. Это его мысли, его глубинные негодование и злость, которые прячутся под слоем историй и шуток, - и нет-нет, да прорвутся наружу.

...И наверное, самое главное – никаких признаков пьянства. Здесь даже намека не было на то российское, вечное, непросыхающее с утра до вечера состояние людских масс, особенно заметное в деревнях. Непохмеленная, с тяжелым запахом перманентная дурнота, направление всех мыслей и практически единственная цель – это стакан. Водка как путь к полной и обреченной деградации, когда сорокалетний мужик скорее напоминает больное животное с прокисшим мозгом, нежели человека. Постоянные унылые разговоры о том, где бы найти сейчас выпить, и обрывочные воспоминания, где и как нажрались накануне.
При этом у всех жителей Абхазии в подвалах были в большом количестве запасы чачи и вина, но никто не относился к этому как к смыслу существования. Так, приятное дополнение ко всей остальной жизни, только и всего.

Книга эта - очень добрая и теплая, несмотря на кажущуюся чернушность медицинской темы. Моторов не доктор Хаус с его вечным цинизмом и сарказмом - скорее, наоборот. Очень рекомендую ее для поднятия и укрепления духа в непростых жизненных ситуациях, чтобы научиться ценить маленькие радости жизни. 

Малявин "Новые записки психиатра, или Барбухайка, на выезд!"


Вторую книгу Максима Малявина я начала читать в метро, пока, подпирая стенку, ждала опаздывающего друга. Вполне бодро осилив несколько десятков страниц и почти не распугав хохотом окружающих, я добралась до рассказа "La Cucaracha". И тут меня накрыло. Я сползла почти на пол, обняла книжку, и, придушенно хрюкая, попыталась изобразить, что просто присела отдохнуть, и вообще все в порядке. Со стороны, видимо, это смотрелось достаточно странно, потому что подошедший в этот момент друг первым делом спросил, почему я плачу. Долго пришлось объяснять ему, что все нормально, просто книжка хорошая, и вообще слезы - они от смеха. Поэтому заранее предупреждаю, что окружающие тоже люди и о них тоже надо позаботиться - а то еще не дай бог сочтут, что у вас припадок и нужно вызывать скорую. Или даже барбухайку.
 
О чем же книга? Все о том же: веселые будни психиатров в отдельно взятой лечебнице одного славного города. То шизофреник попадется с особо заковыристым бредом, то наркоман что-то невероятное вместо глюков словит, то белая горячка население начнет выкашивать, хуже эпидемии! Юмор - наше все: автор так преподносит эти, в общем-то, печальные истории так, что начинаешь как-то человечнее воспринимать скорбных разумом. Но какие теории бывают у психических больных, какие теории... Совершенно нездешние. То есть нормальным мозгом такое не выдумать - надо, чтобы именно крыша поехала. Впрочем, наркотики дают похожий результат.
 
Город оказался просто не готов к такому наплыву противобашенных снадобий. Наркодиспансер запросил помощи у психиатров — мол, стационар не резиновый, выручайте. Доблестной спецбригаде, соответственно, скоропостижно повеселело. На одном вызове взяли отчаянно галлюцинирующего парнишку с отнявшимися ногами. Причём, со слов тех, кто мог дать относительно вразумительный ответ, только что бегал и смеялся, а потом как-то скоропостижно лёг и возрыдал. Парень старательно галлюцинирует, ножки в струнку, мышцы ног деревянные. Осторожно погрузили в барбухайку, привезли в приёмный покой. Там-то и состоялась эпическая битва за трусы. То есть, никто бы и не заострил внимание на этой детали туалета, но при попытке переодеть и провести хотя бы частичную санобработку галлюцинирующее тело вцепилось в трусы обеими руками и возопило страшным голосом «НЕ ДАМ!!!». Причём все попытки убедить страдальца, что у санитаров другая ориентация, а женскую часть приёмного покоя он интересует лишь с точки зрения симптоматики и возможного наличия педикулёза и чесотки, пропали втуне. Что вызвало некоторые подозрения. Наконец, вняв уверению фельдшера, что ещё полторы минуты — и самой страшной галлюцинацией станет он, причём надолго, парень дал довести сеанс разоблачения до конца. Выяснилось, что к паху был приклеен скотчем пакетик с оставшимся наркотиком — видимо, чтобы не нашли при случайном обыске, если остановят на улице. Пакетик был бумажным, парень — вспотевшим, что и определило ход дальнейших событий. Содержимое вместе с бумажной оболочкой превратилось в кашицу и стало всасываться в организм через кожу. А поскольку наибольшая концентрация этой отравы образовалась в паховой области — отнялись ноги.
 
В отличие от первого сборника, в этом после каждого рассказа есть мелкие твиттероподобные замечания типа "Старшая дочь заявила, что тоже хочет стать врачом. Ничего, впереди еще много времени, чтобы ее отговорить". Это, конечно, очень мило и смешно, но не в кассу - или просто оформлено плохо. Заметки чисто житейские, дают эффект, будто читаешь не книгу, а именно ЖЖ. По-моему, без них "Новые записки психиатра" смотрелись бы чуть строже, но зато единообразней. В плюс, однако же, идет то, что помимо историй в сборник включены некоторые любопытные размышления автора на тему врачей в принципе.
 
Рецепт принятия баек прежний: десяток-другой на ночь при первых проявлениях печали или грусти (а потом попробуйте оторваться и заснуть). По прочтении дать друзьям - пусть тоже посмеются. :)

Малявин "Записки психиатра, или Всем галоперидолу за счет заведения"





Последний раз я так смеялась, когда читала "Оружие возмездия" Дивова. Нет, честно, ЖЖ-исты, издающие книги, - народ, как правило, веселый, но чтоб вот так вот... В какие-то моменты мне приходилось буквально жевать одеяло, чтобы не перебудить хохотом весь дом. Книга оттяпала у меня хороший кусок ночи, однако оно того стоило. Поэтому заранее
всех предупреждаю: не имея в запасе свободного времени, не начинайте чтения. А то суп выкипит, собака останется невыгулянной, а работа вообще пойдет лесом надолго. 

Максим Малявин, он же dpmmax - психиатр. Работает в больнице, имеет дело с шизофрениками и прочими нестандартно мыслящями личностями - о них-то и идет речь в книжке. "Психиатрические байки" - регулярная рубрика его ЖЖ - здесь собраны отменные, на любой вкус: и про инопланетян, и про белую горячку, да и бурные студенческие годы не забыты... Кстати, определенный плюс книги в том, что, в отличие от коллеги-гинеколога из Лондона, рассказы про веселую учебу медиков равномерно раскиданы по всему сборнику - это как-то поддерживает ритм. Кое-что из материалов я уже читала, но многое было незнакомо: так что выражение "яплакалъ" полностью передает мои ощущения.

Ботва 

Каких только высот полета фантазии и глубин дремучего подсознания не достигает порой человек в погоне за чувственными наслаждениями! Изобретательность и изощренность подобных товарищей способна повергнуть в ступор даже бывалых медиков. Иногда — даже патологоанатомов. Впрочем, этот случай даже в чем-то прозаичен.

Историю мне поведали в спецбригаде. Был у них вызов — один наш больной затолкал себе в зад морковку, а она возьми и там останься, коварно выскользнув из шаловливых ручонок и скрывшись за плотно сомкнувшимся сфинктером. Повезли эту жертву страсти к корнеплодам в хирургию, а там вышла заминка: дело было ночью, и никто ректострадальца на пороге с красной ковровой дорожкой не ждал. Велели обождать. Больной мечется, стонет, а санитар дремлет вполглаза. Больной пытается привлечь к себе внимание, дескать, сейчас умру, не испытав любви. Санитар берет его за шиворот и ласково предлагает:

— Слушай, поехали обратно, что-то долго они копаются.

— А как же я… то есть у меня… то есть во мне?..

— Да ты не суетись. Положим в отделение, подождем, пока ботва вырастет, и выдернем!

Юмор слегка грубоват временами, но медикам же без цинизма никуда. Да и видно, что по-доброму Максим Иваныч шутят, без издевки над больными: это, кстати, еще один плюс книги - беззлобность. К тому же, ситуации, похоже, возникают такие, что не рассмеяться невозможно. Искренне рекомендую к прочтению всем хоть слегка загрустившим. Пару десятков баек на ночь - и никакая надвигающаяся осень не страшна! 

Кстати, в ЖЖ dpmmax можно еще получить некоторые начальные сведения по психиатрии: автор взял на себя тяжкую ношу просветителя. Получается очень неплохо, живо и образно, на мой взгляд.