Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Ричард Харвелл "Колокола"

Kolokola_4944

Представьте себе, что Жан-Батист Гренуй из “Парфюмера” был одержим звуками, а не запахами. И познакомьтесь с Мозесом, главным героем романа Ричарда Харвелла “Колокола”.

Этот мальчик слушает. Все три колокола звонят рядом с ним, и он слышит пронзительные ударные тона и мириады полутонов. Колокол подобен башне из крошечных оркестров, плотно стоящих друг на друге, и каждый из этих оркестров играет в своей тональности — так один цвет сияет тысячью оттенков. Мальчик раскладывает эти ноты в голове подобно тому, как другие дети расставляют вокруг себя игрушки. Он складывает полутона, и они заставляют его улыбаться или стискивать зубы. Он находит тона, которые слышал в криках ястреба. Или те, из которых состоят раскаты грома или свист сурка. Он слышит ноты своего собственного смеха. Колокола громкие, очень громкие, но они не язвят его уши. Его слух сформирован этими звуками, и с каждым новым оглушительным звоном он становится все более выносливым.
Он слышит вдох своей матери, когда она замахивается колотушкой, и выдох, когда она наносит удар, шорох рваного платья по голой ноге, скрип покрытых ржавчиной хомутов, свист теплого ветра в щелях крыши над головой, мычание коров в поле под церковью, хруст срываемой ими травы, крик канюка над полем, журчание талых вод, струящихся по скалам.
Он улавливает и множество звуков, скрытых в воде, — как волочит и перекатывает она камни, как сочно шмякаются о поверхность капли, как хихикает бормочущий водоворот и хохочут водопады. Все это звучало в движении материнских губ, в шорохе дыхания в ее носу, в свисте воздуха над ее языком. В ее глотке и в ее стонах. В хрипе раздувающихся легких. Подобно ребенку, познающему предмет неуклюжими руками и ртом, он вцеплялся в каждый звук до последнего всхлипа: Да!

Collapse )
promo book4you december 14, 2013 00:06 12
Buy for 100 tokens
На Книгозавре не так давно выложили пост с книжным граффити. Мне понравилась идея, и я закопалась в картинки. Нашла очень красивые! Книги Escif street art Симферополь Лиссабон Здания Петербург Димитров Тюмень Амстердам Питтсборо Лион Винница…

Владимир Орлов "Альтист Данилов"


Кто бы мог подумать, что это фантастика, тем более, простите за оксюморон, обыкновенная фантастика. Нет, честно: роман начинается вполне себе реалистично, а через несколько страниц оказывается, что главный герой прикреплен к собранию домовых и вообще демон. Я сначала только растерянно ресницами похлопала: чушь какая, может, я страницу перелистнула не туда? Да нет, все правильно, вот, в молниях купается, в Анды летает, к канцелярии какой-то небесной приписан. И удивляешься: как так, ведь не чувствуется зла в Данилове, наверно, автор как-то по-другому толкует слово “демон”? Ага, вот в чем дело: главный герой наполовину человек, и именно этим обусловлены его добрые поступки. Что в дальнейшем приносит ему много проблем и создает интригу в романе.

Вообще в книге нет увлекательного сюжета, она нетороплива и течет сквозь читателя, как ручей сквозь пальцы. Повествование разворачивается медленно и изобилует совершеннейшим сюром, который лично я воспринимала с трудом, настолько обыденно его автор описывает. Зато как он говорит про музыку! Меня изрядно позабавил придуманный им тишизм - что означает это направление в музыке, попробуйте догадаться сами.

Передавать свои состояния он стал порой не в виде слов, а в виде музыкальных фраз или коротких звуков. Вышло все само собой. Потребность привела к этому. Отчасти озорство. Поначалу его мысленный музыкальный язык был простым. Данилов взял Девятую симфонию Бетховена – в ту пору он очень увлекался Бетховеном – и из ее звуков и выражений составил для себя как бы словарь. Сам термин «словарь» его, естественно, не устраивал, и Данилов заменил этот термин звуками, причем произнесение их доверил гобою. Некоторое время Данилову хватало звукового запаса Девятой симфонии. Но потом пошли в дело фортепьянные концерты Чайковского и «Пиковая дама», Четвертая симфония Брамса, отдельные фразы итальянцев, Вагнера, Малера, Хиндемита, Шенберга, не забыты были Стравинский с Прокофьевым (в особенности его «Огненный ангел») и Дмитрий Дмитриевич Шостакович. Данилов даже стал себе много позволять. С удовольствием, но и с разбором, как некий гурман, распоряжался он чужими звуками. Частушечные темы Щедрина использовал для передачи хозяйственных наблюдений. Достижениями биг-бита прикрывал сентиментальные чувства по поводу утраты Альбани. Нидерландские акапелльные хоры эпохи Возрождения сгодились для скрытых угроз Данилова превратностям судьбы. [...] Увлекшись самим процессом выражения своих мыслей и чувств, Данилов обратился и к другим музыкальным школам с их особыми законами и сладостями – негритянской, индийской и дальневосточной. И стали звучать в нем маракасы, ситары, рабобы, сямисэны, кото, бамбуковые флейты – сякухати. Для построения целых, пусть и моментальных, фраз хороши были и семиступенный диатонический индийский звукоряд и пятиступенные японские лады – миякабуси и инакабуси. Очень часто Данилов самым причудливым образом смешивал европейские звуки с восточными, и нибелунговским медным в нем вторила застенчивая флейта сякухати, из-за спешки мысли Данилова не допускавшая, правда, привычных для нее мелизматических украшений и опевания ступеней. Реже других инструментов Данилов использовал альт. [...] А в общем музыка была своеобразная, возможно, что и странная, во всяком случае искренняя, именно искренняя.

Кстати, любопытный момент: в романе буквально в паре мест ведется рассказ от первого лица, и оформлено это так, будто писатель сам знаком с Даниловым, не очень близко, но иногда они пересекаются на обедах у общих друзей. Это добавляет реалистичности произведению, но в первый момент вызывает оторопь.

Мне “Альтист Данилов” не очень понравился из-за темпа - я предпочитаю повествование с большим накалом страстей или интригой посложнее, так что читать два следующих романа (”Аптекарь” и “Шеврикука, или любовь к привидению”) я вряд ли буду. Но книга идеально подойдет для людей постарше, которые как раз любят следить за неспешным развитием сюжета и вчитываться в переживания главного героя. Она понравится и музыкантам тоже, потому что на музыку в ней завязано очень много.

Слава Сэ "Сантехник, его кот, жена и другие подробности"

Слава Сэ "Сантехник, его кот, жена и другие подробности"

Славу Сэ я давно знаю под ником pesen_net  - и обожаю столько, сколько читаю его ЖЖ. Казалось бы, ничего особенного, но я искренне люблю его рассказы. Они очень жизненные и очень философские, иногда грустные, иногда даже трагические! - а чаще всего меня восхищают его сравнения и метафоры. Буквально из каждого поста можно вытащить по нескольку очень емких и необычных фраз: на что уж я равнодушна к афоризмам, но тут не устаешь дивиться, как богат язык русский и как умело с ним обращается автор.
 
Пишет Слава Сэ о своей нелегкой жизни. О том, как от него уходит жена, как растут его дочки, каких животных в дом притаскивают. И пишет так, что мне остается только попискивать от восторга. Я не могу точно понять, почему его рассказы приводят меня в такой трепет, но уверена, что они способствуют очень быстрому образованию хорошего настроения.

Люся от меня ушла, но как-то не вся, не целиком. Вечерами бегает по квартире голозадая, будто как цыганский табор. Люсин стоп-сигнал сзади похож на знак «бесконечность», кто видел, тот не забудет никогда. При том, говорит, давай останемся друзьями. Нет ничего естественней для взрослого мужчины, чем медленно дружить с розовой после бани женщиной в ночнушке.
Люся надевает ко сну такую, как бы маечку, я не стану подробней описывать этот артефакт. Эта насмешка над моей страстью ничего не скрывает, всё лишь подчёркивает. И сразу делается видно: в Люсе центральное место занимает не гипотетическая душа, а корни ног, так назовём это интересное инженерное решение.
Попа в женщине не главное. Она лишь финал всяких отношений. К тому же, знаменитый немецкий юмор разрушил весь связанный с попами романтический флёр. Если дотянулся до ягодиц и не схлопотал по слюнявкам, значит, скоро придёт пора вкусно курить и спать.
Грудь тоже не главное и не лучшее. Женская грудь ждёт от зрителя точной и убедительной реакции. Лучший наш ответ голой сисе — упасть в обморок от восторга. Женщина сразу начинает верить в вас, как в порядочного человека.
Лучшее в них место, всё-таки, колено. В колене всегда достаточно женщины, чтобы навек полюбить. От самой мысли про поцелуй в этот сустав изнутри мужчина делается мягким.
Вот возьмите некрупную, белую коленку, поднесите к мужскому лицу и говорите ни о чём. Через полчаса подопытному станет всё равно, сколько у вас носов, что вы кладёте в винегрет, и насколько ваша мама злее всех на свете гарпий. Простой здоровый музыкант предложит вам жениться тут же, на диване, и многократно.
По колену сразу видно, кто эта женщина, добрый ангел с доверчивой попой или чёрствый дэмон.
По щиколотке тоже многое видно, но надо дольше смотреть. Ещё есть запястье, локоть, шея. Вообще, женщина в местах сгиба красивей, чем на ровных участках, я заметил.
А сначала я планировал рассказать про фигурное катание, это сегодня единственный доступный мне вид секса. Вот, собственно, всё и рассказал.
 
Некоторую часть рассказов можно прочитать в ЖЖ, некоторые я читала впервые. И я была слегка удивлена порядком рассказов: они перепутаны, хотя события одно за другим вполне можно выстроить. Также странно то, что в сборник включили ЖЖ-шные объявления о концертах, хотя бы они и были сделаны в виде рассказов. В общем, впечатление от прочитанного слегка смазывается недоумением - "э-э, что-то тут не так с последовательностью событий". 
 
Книга очень легкая, забавная и какая-то пронзительно-цепляющая. Так что вполне подойдет для чтения при плохом настроении, отратительной погоде и прочих жизненных неурядицах, то и дело с нами случающихся. Заодно заставит смотреть более философски на наше бытие. Не надо переоценивать этот сборник - он не выдаст вам сакральных тайн, зато развеет иррациональную тоску и грусть и примирит с окружающей реальностью.