Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

Александр Снегирев "Чувство вины"

CHuvstvo_viny_4301

Я не люблю современную литературу. Даже новинки от уже известных мне авторов я читаю, преодолевая некоторое внутреннее препятствие: ведь произведение не отлежалось годами, не проверено временем. Исключение я обычно делаю только для фантастики - да и то по многолетней привычке уцепить яркую обложку. Сейчас еще одним исключением стал сборник Александра Снегирева - из-за названия, с чувством вины у меня особые отношения на протяжении всей жизни. И... это странная книга. Однозначно странная, вплоть до неприятия. Впрочем, давайте по порядку.

“Чувство вины” - это семь историй, связанных одной тематикой, точнее, одним героем: мужчина лет 30, который переживает кризис среднего возраста. Так я узнала новое слово - ладлит, мужская литература. Книга действительно мужская - жесткая, правдивая; при необходимости Снегирев употребляет мат, и он, если честно, выглядит настолько органично, что не режет глаз и легко проскакивает через моего внутреннего языкового сторожа. Но самое главное, конечно, это откровенность, звучащая в каждом рассказе - даже если они не основаны на авторском опыте, создается полное впечатление, что писатель прожил, пропустил через себя все ситуации.

А ведь у него были принципы. У Степана Васильевича. У настоящего Степана Васильевича. Мать брякнула: «Сталин — преступник», — все, она больше для него не существовала. Это называется убеждения. Идеалы. Вера. А он, Степан-Миша, во что он верит? Какие у него идеалы? За какие слова он мог бы вычеркнуть из жизни беременную невестку?
Нет у него идеалов. «Не знаю! Не знаю!» — орал он Кате. Этим и вышвырнул ее.
Не знаю… Нацепил чужие тряпки, а веры не обрел. Ни перед кем не благоговеет, никого не уважает беспрекословно. Ни на кого не молится. Все ставит под сомнение, над всем подтрунивает, посмеивается. Усишки нотариуса ему не по нраву, чекисты ему не угодили, крепышей на рыбалке презирает. А сам он кто? За что готов на смерть? За правду? Какая правда… Истина? Истины нет. За терпимость, толерантность, демократические выборы, свободу слова, свободу вероисповедания?.. После двух-трех ночей допросов у дедушки родного любой отказ бы подписал. Да просто после суток в одиночке с сально блестящими стенами цвета гороха, с парашей на пьедестале-мавзолее под самым потолком, с откидными железными нарами, убранными на день, сдался бы. Ужас бессилия, раздавленности, забытости всеми, ужас запертости в микроскопической соте, затерянной в огромном, бесконечном пространстве, ужас подвластности справился бы сам. Никаких побоев не надо, достаточно его собственного, живущего в нем страха.

Эта книга - не для снобов и не для привыкших к изысканной литературе дам. В ней слишком много горечи человека, который не нашел себя, который пытается выбраться из кошмарного сна, связывающего его по рукам и ногам. “Чувство вины” будет интересно прочитать мужчине, который переживает подобную ситуацию - или пережил ее, - а также желающим окунуться в мир писателя. Хотя эта экскурсия будет не из легких.

Читать рассказ “Моя борьба” на Снобе: http://www.snob.ru/selected/entry/57044
Collapse )
promo book4you december 14, 2013 00:06 12
Buy for 100 tokens
На Книгозавре не так давно выложили пост с книжным граффити. Мне понравилась идея, и я закопалась в картинки. Нашла очень красивые! Книги Escif street art Симферополь Лиссабон Здания Петербург Димитров Тюмень Амстердам Питтсборо Лион Винница…

Джон Апдайк "Давай поженимся"

Davaj_pozhenimsya_5986

Книга оказалась для меня неожиданно тяжелой - и будет неприятна для всех, кто болезненно воспринимает измены. Представьте себе типичный американский городок, в котором живут две пары: Руфь и Джерри, Салли и Ричард - у каждой семьи по три ребенка, дом, машин, некоторое благосостояние и тому подобные вещи. Конфликт крутится вокруг интрижки Джерри и Салли: так забавно, Апдайк делает их имена уменьшительными, в то время как Руфь и Ричард обычно называются полностью. Возможно, это еще одно указание на нерешительность и детскую безответственность Джерри, который мечется между двумя женщинами и выматывает им нервы. То он решает уйти от жены, то остается на какое-то время, то уезжает в другой дом, то понимает, что не сможет жить с любовницей - эти его метания ужасно бесили. При этом Джерри обвиняет Руфь, что из-за нее у него учащаются приступы астмы, и он на пороге смерти - боже, какая низость и подлость. Посмотрите сами на его оправдания: сначала он договаривается с женой, что до конца лета не будет разговаривать с любовницей, а потом с легкостью нарушает свое обещание.

– Изволь. Я разговариваю с ней.
– Не правда.
– Ты хочешь знать правду или нет?
– Кто кому звонит?
– Всяко бывает.
– И давно это возобновилось?
Он сделал шажок назад, словно слил обратно в бутылку выплеснувшуюся жидкость.
– Не очень давно. Она выглядела такой несчастной в позапрошлое воскресенье, что я позвонил, чтобы узнать, как там она.
– Ты нарушил наш уговор.
– Твой уговор. Да, в общем-то, и не нарушил. Я не даю ей никаких надежд. Послушай, ведь мы с ней были близки, она была мне другом, я чувствую себя в какой-то мере ответственным за нее. Если бы все было наоборот, интересно, как бы ты вела себя на моем месте.

Оправдания, извинения, уговоры... Я не пытаюсь обелить Руфь и Ричарда, у которых самих рыльце в пушку и которые вели себя в какие-то моменты не лучшим образом, но оба они выглядят достойно на фоне двух других персонажей. 

Читать произведение мерзко (но я мужественно доела кактус, чтобы узнать конец истории). Если вы не так давно пострадали от измены или просто предпочитаете кристальную честность в отношениях - не беритесь за него, уж больно хорошо у Апдайка получилось описать повседневность. Роман задевает за живое: так что запасайтесь терпением и хорошим настроением, если вы открыли книгу. 

Лукин "Ё"

Лукин "Ё"

С творчеством Евгения Лукина (и его супруги) я знакома уже давно и основательно. Но, если честно, до этого сборника у меня не было его "портрета", не было чувства индивидуальности автора. Что, в принципе, говорит не о том, что он пишет плохо, а о том, что у меня к нему душа не лежит. Уважать - уважаю, но "не мое" - и все тут. Хотя он так мастерски использует игру слов, что этим невозможно не восхищаться. А под "Манифестом партии национал-лингвистов" (кстати, очень рекомендую прочитать) я вообще готова подписаться. Впрочем, речь не о нем.
 
Его новую повесть "Ё" нельзя назвать иначе как лингвистическим триллером. Да-да, вот так вот странно. Я, если честно, пищала от восторга и готова была растащить произведение на цитаты. Имена и интрига заставляют только цыкнуть зубом и покрутить башкой: силен автор! Ну кто еще сможет так лихо закрутить сюжет на одной букве русского алфавита? А от лукинских выворотов реальности мне вообще оставалось только изумленно моргать. Эта черта, в принципе, уже четко прослеживалась в книге "С нами бот", а тут уже разыгралась на полную катушку:

Естественный отбор неприличен уже в силу своей естественности, и только отказ от неё делает нас приятными в общении существами. Такое, скажем, простое и чистосердечное действие, как сексуальное насилие, за тысячелетия человеческой истории, обрастая условностями, переродилось в любовь, убийство — в правосудие, грабёж — в сервис. В наиболее рафинированном виде эти явления зачастую утрачивают первоначальный смысл, обращаясь чуть ли не в собственную противоположность: чувства становятся платоническими, вводится мораторий на смертную казнь,
обслуживание делается бесплатным. Взять, к примеру, тот же гуманизм, то есть мировоззрение, проникнутое любовью к людям (читай: ко всем людям). Что это, если не особо изощрённая форма измены Родине, религии, семье? Тем не менее гуманизм живёт, а иногда даже и побеждает.
Редко, крайне редко встретишь сейчас человека, способного на естественный поступок — пусть даже в результате острого приступа искренности. Признайтесь честно: мало ли кого нам хочется порой порезать на лоскуты? Однако мы так не поступаем! Скованные правилами и нормами, с неловкостью выбираемся из за руля и ханжески мямлим: «Командир, ну, может, договоримся?» Маньяк же действует по велению сердца, ужасные последствия чего вы наверняка не раз видели по телевизору.
Маньяков никто не любит — даже киллеры, ибо профессионалу претит сама идея безвозмездного убийства. Не жалуют их и прочие представители криминалитета, поскольку взбудораженные начальством стражи правопорядка принимаются хватать кого попало, чем сильно мешают работе. Что уж там говорить о вас, дорогой читатель! Признайтесь, прямота и чистосердечность милы вам лишь на словах, а стоит столкнуться с движениями человеческой души в их изначальном, неизвращённом виде, вы тут же бежите за помощью в милицию, причём не всегда добегаете. 
 
 
Collapse )