Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

Джо Мино "Провальное дело мальчика-детектива"

Provalnoe_delo_malchikadetektiva_6720

Первое, что я узнала об этом романе, был казус с обложкой, о котором рассказала “Афиша”. Меня зацепило название, а также пометка “книга-квест”. По прочтении оказалось, что квест, пожалуй, это громко сказано - не дотягивает произведение до него, - но некоторые элементы участия читателя имеются: например, предлагают сделать дешифровальное колесо, как у мальчика-детектива, чтобы узнать текст закодированного сообщения. Неоднократно с читателем разговаривают (“Нам неловко признаться, но четырнадцатую главу украли. Примите наши искренние извинения.”) и позволяют ему самому додумывать случившееся.

Роман немного напоминает комиксы: в нем примерно та же самая логика. Будучи ребенком, главный герой Билли Арго со своими помощниками (сестрой Кэролайн и другом Фентоном) раскрывает громкие преступления. А потом дети вырастают, и в дело вступает реальная жизнь. Сестра Билли совершает самоубийство, он сам от горя попадает в психушку, а выходит оттуда только через 10 лет совершенно другим человеком - сломанным и желающим только понять, что же произошло тогда с Кэролайн. Он так и не вырос и остался мальчиком - мальчиком-детективом. Все его враги стары, бессильны и беспомощны, ему снятся непонятные сны и чудятся призраки, а в городе тем временем творится странное. Днем Билли работает в телефонной компании по продаже париков и фальшивых усов - здесь вдруг я увидела четкую параллель с только что прочитанным Палаником. Судите сами:

— Мне не нравится продавать людям вещи, которые им не нужны. По-моему, это неправильно.
— Ой, да ладно тебе. Не глупи. Посмотри на все это с другой стороны: мы еще делаем им одолжение, этим людям. Мы им помогаем. Предлагаем реальное утешение. Даем возможность выговориться. Мы выясняем, чего именно им не хватает, продаем им это самое, и они получают то, о чем мечтали. А продажи тем временем растут. Это взаимовыгодное сотрудничество. Например, некая леди преклонных лет потеряла любимого мужа. Для того чтобы поднять ей настроение, вернуть бодрость духа и прочее, нет ничего лучше новейшей модели «Принцесса вечности». Или возьмем молодого мужчину, безнадежно больного и облысевшего раньше времени. Или жертву какой-нибудь автоаварии. Усы и брови из набора «Элегантный джентльмен» мигом решат все проблемы. Он снова почувствует себя человеком. Надо просто внимательно слушать, что они говорят, и предлагать помощь тем, кто нуждается в помощи. А чем мы можем помочь этим людям? Только качественной продукцией из ассортимента искусственных волос. Если взглянуть на все это в таком аспекте, получается, мы делаем доброе дело. И стараемся для людей.
— Это не доброе дело. Совсем не доброе.

Эта книга - не для тех, кто привык, чтобы писатель разжевал все происходящее и раскрыл все тайны. Придется подумать над многими загадками и сложить головоломки самостоятельно. Одиночество, одиночество, одиночество везде в этом романе - и едва слышный смех автора. “Провальное дело мальчика-детектива” требует размышления и вживания в шкуру героя. Окажется ли вам это по душе?

Почему, когда мы становимся взрослыми, нас так пугают загадки и тайны? Не потому ли, что с возрастом наши миры превращаются в миры повседневной рутины, безопасности и порядка? Не потому ли, что мы утверждаемся в мысли, что знаем ответы на все вопросы — вернее, ответ всегда только один: никакое сокровище из тайника, никакой потайной ход, никакая зашифрованная записка не спасет нас от безысходной тоски в самый черный из черных дней? Почему мы так яростно сопротивляемся вере, что где-то рядом есть мир, о котором мы ничего не знаем? Неужели тешить себя надеждой — или даже иллюзией надежды — это страшнее, чем принять жизнь такой, какая она есть?
promo book4you december 14, 2013 00:06 12
Buy for 100 tokens
На Книгозавре не так давно выложили пост с книжным граффити. Мне понравилась идея, и я закопалась в картинки. Нашла очень красивые! Книги Escif street art Симферополь Лиссабон Здания Петербург Димитров Тюмень Амстердам Питтсборо Лион Винница…

Хорошая фантастика бесплатно

Издательство “Снежный Ком М” на этой неделе раздает бесплатно электронные книги:

2 1 3 4

       5 6 7 8

От себя добавлю, что "Снежный Ком М" выпускает действительно качественную фантастику, в чем я имела удовольствие убедиться, прочитав книги Тима Скоренко и Яны Дубинянской, а также антологию "Классициум". Ну и вообще у них много всякого хорошего

Ирвин Ялом "Лечение от любви и другие психотерапевтические новеллы"

Lechenie_ot_lyubvi_i_drugie_psihoterapevticheskie_novelly_4313

Ирвин Ялом в своих книгах рассказывает о профессиональной деятельности психотерапевтов. Я решила для пробы почитать сборник новелл, где он описывает десятерых пациентов, пришедших к нему с разными проблемами: как они вели себя, как справлялись с задачами, которые доктор перед ними ставил, как закончили лечение. Автор обладает явным литературным даром: некоторые места в рассказах я переживала так ярко, будто сама была врачом или больным, хотя не все проблемы были мне близки. Ялом описывает каждый случай, “пропуская сквозь душу”, и чувствуется, что он действительно заинтересован в улучшениях. 

Автор занимается экзистенциальной психотерапией - я прежде не сталкивалась с этим подходом и не знала, что он собой представляет, поэтому было интересно читать про работу Ялома: он рассматривает жизнь человека во всей его полноте, включая окружение и связи с внешним миром. Также достаточно много внимания уделяется страху смерти и снам пациента. Я, честно говоря, всегда считала толкование сновидений в рамках психологии шарлатанством, потому что для меня непонятна их проекция на реальную жизнь. Теперь я несколько поумерила свой скепсис и готова признать, что во время курса психотерапии сны могут помочь лучше понять состояние пациента.  

Иногда страх смерти рассматривается как нечто универсальное и тривиальное. Кто, в конце концов, не знает о собственной смерти и не боится ее? Но одно дело – знать о смерти вообще и совсем другое – ощущать смерть каждой клеточкой своего тела. Такое осознание смерти возникает редко, иногда только один или два раза в жизни, и этот ужас Марвин испытывал ночь за ночью.
Против своего страха у него не было даже самой распространенной защиты: не имея детей, он не мог успокоить себя иллюзией бессмертия через потомство; у него не было твердых религиозных убеждений – веры ни в сохранение сознания в загробной жизни, ни во всемогущее защищающее божество; не испытывал он и удовлетворения от самореализации в жизни. (Как правило, чем меньше у человека чувство, что он достиг чего-то в жизни, тем больше у него страх смерти.) Хуже всего то, что Марвин не предвидел никакого конца этому страху. Образ сновидения был четким: демоны вырвались наружу, и он не мог избавиться от них, захлопнув дверь, так как она не закрывалась.
Итак, мы с Марвином достигли решающего пункта, к которому неизбежно приводит полное осознание. Это время, когда человек оказывается у края пропасти и решает, как ему противостоять безжалостным жизненным фактам: смерти, одиночеству, отсутствию твердой основы и смысла. Разумеется, решения нет. Выбор возможен лишь между различными позициями: быть «решительным», или «вовлеченным», или бросить «мужественный вызов», или стоически принимать ситуацию, или отказаться от рациональности и довериться Божественному провидению.

Кое-что из новелл я примеряла на себя: в “Двух улыбках” Ялом пишет, как различается восприятие одного и того же события разными людьми, присутствующими при этом событии - чрезвычайно интересные рассуждения об искажающих призмах, которые заставляют нас “фильтровать” то, что мы видим. И он приводит настолько впечатляющие результаты эксперимента, что просто диву даешься, как могут отличаться точки зрения трех людей. 

Первый шаг на пути к решению проблемы - это ясная и четкая ее формулировка. Ирвин Ялом как раз и занимается тем, что ставит пациентов лицом к лицу с их страхами и уверенно направляет к исцелению. Поэтому его книга будет полезна не только тем, кто хочет психологической поддержки в своих проблемах (а там круг вопросов достаточно широк). Она также заставит каждого прочитавшего остановиться, посмотреть вокруг и подумать: а нет ли у меня чего-то такого, чего я боюсь и что тяготит меня? А то ли я делаю? А может, и мне пора измениться?..

Кузнецов "Живые и взрослые"

Кузнецов написал офигенную книгу. Нет, честно, я от него не ожидала такого - настоящая детская фантастика с очень недетским фантдопущением, на котором строится сюжет. Ребенок книгу прочитает, подтекста, может, и не поймет, а взрослый между строк углядит свое, берущее за душу. Представьте себе мир, в котором есть живые, умеющие любить, ненавидеть, вообще - переживать, а есть мертвые - они обладают знанием и наукой, производят разные вещи, но не способны на чувства. Они не взрослеют - время в их части мира, за Границей, не движется. Некоторые мертвые опасны - могут убить, другие предпочитают взаимовыгодное сотрудничество и шпионят, шпионят, шпионят... Причем всё это фоном. На первом плане же судьбы детей, дружба, завязывающиеся отношения, размолвки. Вообще мне очень понравилось, как Кузнецов вводит читателя в мир. Сначала ни черта непонятно, что за мертвые, что за Граница, действительность какая-то насквозь советская... Потом вдруг появляются знакомые, но чуть другие понятия: айпо вместо айпода, компутер вместо компьютера, матмех вместо мехмата. Четкое описание мира дается порциями где-то с середины, но к тому времени уже и так понятны основные принципы. Есть несколько интересных альтернативных объяснений реальных вещей: меня, например, изрядно рассмешила теория о распаде - не развитии! - одного общего языка на много разных.
 
Майк часто говорит о деньгах - Марина это сразу заметила. У нее дома не говорят о деньгах, и в школе, разумеется, тоже. Марина, конечно, понимает: у нее довольно богатая семья, например, богаче Левиной - хотя бы потому, что она никогда не видела у Левы ни одной мертвой вещи, - но это ведь совершенно неважно! Главное - они друзья, а у кого сегодня деньги есть на мороженое - никакой разницы.
Конечно, Марина знала, что деньги связаны с мертвыми, они заменяют им время, которого в Заграничье нет, и поэтому мертвые должны много говорить о деньгах, - но одно дело знать, а другое - слышать, как мальчишка, твой сверстник, то и дело говорит "если денег хватит", "у кого денег больше" и так далее. [...]
Оказалось, что Заграничье разбито на множество областей - в каждой из которых свой язык и свои обычаи. Вероятно, преположила Марина, в какую область попадает мертвый, зависит от того, где и когда он был живым. Люди, жившие давным-давно, попали в далекие области, где технологии толком не развиты и куда мертвые из оласти Майка забредают только как туристы или чтобы снимать кино.
В каждой из областей почти не происходит изменений: люди не старятся, дети не взрослеют, даже новые изобретения не появляются. Как известно, у мертвых нет времени - но теперь стало ясно, что у них есть много областей пространства, которые удерживаются вместе движением денег, которое регулируется сложными и непонятными законами.  

 
Когда я покупала "Живых и взрослых" в "Московском доме книги", электронный каталог сначала отправил меня в детский отдел, и только потом я, измучив консультантов, нашла роман в зале художественной литературы. И кстати, компьютер был не так уж неправ - по ощущениям книга совершенно подростковая. Майор Ард Алурин, внезапно приходящий на помощь, грозный Орлок Алурин как прототип Вселенского Зла в данном мире, геройство ребят, их ценности - нет такого у взрослых. Поэтому развязка больно дает по башке - как раз за счет этой чуть невзаправдашней атмосферы, вдруг связанной накрепко с нашей реальностью.
 
Я бы сказала, что эту книгу будет интересно прочитать двум "целевым аудиториям", причем каждая из них прочтет свое. Первая - это подростки, как раз 13-15 лет, которые в некоторой степени отождествят себя с героями романа и не смогут собрать всех намеков и пасхалок просто в силу возраста. Вторая - взрослые, которые помнят советскую действительность и наверняка увидят ее между строк, оценив то, как автор отразил реальность.
 
Роман, кстати, заканчивается надписью "Конец первой книги". Если честно, очень хочется хэппи-энда, а если уж не хэппи-энда, то хотя бы продолжения.

"Кинг" Бессонница

Кинг "Бессонница"

"Бессоницу" стоит прочитать как предисловие к "Темной Башне", центральному циклу Стивена Кинга. Там есть и понятие "ка", и Черепаха, и Кровавый Царь. И вообще как-то очень похоже по духу. Представьте себе, что каждый день - нет, каждую ночь! - у вас отнимают по несколько минут сна. И вот уже вы просыпаетесь через шесть часов, после того, как легли в постель... через пять... четыре. И в какой-то момент мир начинает меняться. Вы думаете, что сходите с ума: мир вокруг вас расцвечен аурами, вы можете перемещаться на более высокие уровни сознания и разговаривать с созданиями, которые в религиозной традиции считались бы ангелами. И всему этому вы обязаны своей бессонницей.

Во-первых, в той области существования, в которой обитаете вы, имеются лишь четыре константы жизни накладывающиеся одна на другую. Эти четыре константы таковы: Жизнь, Смерть, Предопределение и Слепой Случай. [...]
Лахесис и я — посланцы Смерти. Это делает нас фигурами, вселяющими ужас в Шот-таймеров; даже те, кто делает вид, что принимает нас и нашу задачу, испытывают страх. Нас иногда изображают в виде скелетов или чудовищ в балахоне с капюшоном, прикрывающим лицо.
Клото обхватил маленькими ручонками обтянутые белым плечи и сделал вид, что дрожит. Бурлеск настолько удался, что Ральф усмехнулся
Но мы не только посланцы Смерти, Ральф и Луиза, мы также и посланцы Предопределения. А теперь слушайте внимательно, чтобы не понять меня превратно. Среди вас есть те, кто считает, что все происходящее заранее предрешено, и те, кто думает, будто все события являются лишь случайными совпадениями. Правда же заключается в том, что жизнь это и слепой случай, и предопределение, хотя и не в одинаковых пропорциях. Жизнь — это Тут Клото замкнул руки в круг, словно ребенок, пытающийся показать форму земного шара, и внутри этого круга Ральф увидел сверкающий образ: тысячи (а может быть, и миллионы) игральных карт просыпались разномастным дождем червей, пик, крестей и бубен. Ральф видел и джокеров в этой огромной колоде; их было не так много, чтобы они могли образовать собственную колоду, но если говорить о пропорциях, их было гораздо больше, чем два или три джокера, входящих в состав обычных игральных карт. Каждый джокер усмехался и на каждом была панама с откушенным полумесяцем.


У меня возникает стойкое ощущение, что Кинг в этом романе пытается "формализовать", определить для себя именно понятия Предопределения и Слепого Случая (впрочем, у меня всегда впечатление, будто Кинг через книги решает какие-то свои вопросы или просто утрясает возникшие противоречия в мировоззрении). Кто знает, может, оно так и есть - но книги от этого хуже не становятся. Увлекательный сюжет. кишки и кровь, взрывы бомб, "Ред Сокс", Дерри и прочие атрибуты связи с другими произведениями присутствуют в избытке. Вообще я пока не встретила ни одного романа автора, который хотелось бы бросить именно из-за того, что слишком много жестокости и оторванных частей тела. Смерть любого героя выглядит абсолютно логичной и обоснованной, ее "прощаешь" писателю, потому что понимаешь: иначе быть не может.

Стендаль "Красное и черное"

Стендаль "Красное и черное"

"Красное и черное" Стендаля я читала далеко не в рамках школьной программы, а по велению души и сердца: срочно захотелось чего-нибудь классического, чтобы было размеренно и неторопливо до скуки. Собственно, я не ошиблась - Стендаль идеально подходит под это описание. Роман не отличается закрученным увлекательным сюжетом и прочими атрибутами современной литературы, зато человеческие чувства, интриги, страсти предстают перед читателем во всей своей полноте. Я, к слову сказать, долго не могла понять, насколько повествование соответствует реальному положению вещей во Франции XIX в. и была приведена в состояние когнитивного диссонанса, поняв, что книга вполне себе реалистична - мне казалось, что нравы должны быть гораздо строже.

Изумляет и умиляет личность главного героя, Жюльена: очень пафосный, очень восторженный молодой человек. Не то чтобы он плох или хорош - но он наивен до невозможности и имеет совершенно книжные представления о жизни. Собственно, эта книжность и заставляет его попадать в разные нелепые ситуации; она же приводит его к смерти. Он влюбляется, совершает массу разных глупостей, ведет себя неискренне. Фигура Жюльена вызывает у меня жалость и сострадание по большей части: чудесная чистая душа, которая по стечению обстоятельств запуталась в переживаниях.

Руководствуясь невесть какими представлениями о высшем обществе, почерпнутыми из рассказов старика-лекаря, Жюльен испытывал крайне унизительное чувство, если в присутствии женщины посреди общего разговора вдруг наступала пауза, — точно он-то и был виноват в этом неловком молчании. Но чувство это было во сто крат мучительнее, если молчание наступало, когда он бывал наедине с женщиной. Его воображение, напичканное самыми непостижимыми, поистине испанскими представлениями о том, что надлежит говорить мужчине, когда он остается вдвоем с женщиной, подсказывало ему в эти минуты замешательства совершенно немыслимые вещи. На что он только не отваживался про себя! А вместе с тем он никак не мог прервать это унизительное молчание. И в силу этого его суровый вид во время долгих прогулок с г-жой де Реналь и детьми становился еще суровее от переживаемых им жестоких мучений. Он страшно презирал себя. А если ему на свою беду удавалось заставить себя заговорить, он изрекал что-нибудь совершенно нелепое. И ужаснее всего было то, что он не только сам видел нелепость своего поведения, но и преувеличивал ее. Но было при этом еще нечто, чего он не мог видеть, — его собственные глаза; а они были так прекрасны, и в них отражалась такая пламенная душа, что они, подобно хорошим актерам, придавали иной раз чудесный смысл тому, в чем его и в помине не было. Г-жа де Реналь заметила, что наедине с нею он способен был разговориться только в тех случаях, когда под впечатлением какого-нибудь неожиданного происшествия забывал о необходимости придумывать комплименты. Так как друзья дома отнюдь не баловали ее никакими блестящими, интересными своей новизной мыслями, она наслаждалась и восхищалась этими редкими вспышками, в которых обнаруживался ум Жюльена.

В романе очень много места уделяется описанию человеческих чувств - собственно, они являются основой произведения. Каждый душевный порыв Жюльена извлечен, рассмотрен и описан: причем не только с его точки зрения, но и с точки зрения других героев. Это может слегка утомить современного читателя, но позволяет ему целиком погрузиться в мир Франции XIX в. Правда, мнительным людям, зависящим от мнения окружающих, эта книга может только навредить: у них появится масса новых мыслей о том, как они выглядят в глазах других людей - ведь это основной лейтмотив книги. Зато любителям неторопливого повествования "Красное и черное" придется по душе, особенно если человек любит рефлексировать и искать причины, заставляющие людей поступать так, как они поступают.