Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Цитаты: Е. Грицак "Кельн и замки Рейна", часть 1 из 2


Писать рецензию на книгу смысла нет - она слишком тематическая и слишком скучна в своей исторически-повествовательной части. Зато замковый быт описан отлично: эта информация будет любопытна тем, кто любит средневековую фэнтези или просто желает знать “а как оно тогда было” и “о чем нам врут в фильмах про рыцарей”.



КОНСТРУКЦИЯ ЗАМКОВ:

...В целях обороны такая башня устанавливалась на мотте, как принято именовать насыпь, оформленную в импозантный холм. Огромные массы насыпной земли чаще служили основанием равнинных замков. Однако при строительстве на вершинах или горных выступах такой прием позволял уменьшить объем работ, чем иногда пользовались владельцы «орлиных гнезд». В мотте нетрудно было преобразовать старую постройку, для чего ее нижний этаж следовало засыпать землей, а верхний надстроить, получив башню необходимой высоты. Изначально гора-мотте являлась центром замка и, соответственно, местом для размещения резиденции благородного рода. Хозяйственные постройки, в том числе кухня и пекарня, устраивались на нижележащей насыпи – форбурге, который имел вид защищенной палисадом террасы.

***

Collapse )
promo book4you december 14, 2013 00:06 12
Buy for 100 tokens
На Книгозавре не так давно выложили пост с книжным граффити. Мне понравилась идея, и я закопалась в картинки. Нашла очень красивые! Книги Escif street art Симферополь Лиссабон Здания Петербург Димитров Тюмень Амстердам Питтсборо Лион Винница…

Джоанн Харрис "Чай с птицами"

Dzhoann_Harris__Chaj_s_ptitsami[1]

“Чай с птицами” Джоанн Харрис - отличная находка для тех, кто хочет переживать читаемое. Самые разные истории: добрые и не очень, реалистичные и отчетливо фантастические - перемешаны в сборнике. Сама писательница говорит о них: малая проза сильно недооценена, многие люди не придают ей значения и не читают рассказы вообще - меж тем, иногда они запоминаются сильнее, чем иные романы (и я с ней полностью согласна, попробуйте забыть “Дары волхвов” О.Генри). А в условиях все нарастающей спешки - что может быть лучше, чем закинуть в себя кусок чтения за 15 минут перед сном или в метро.

Collapse )

Олди "Циклоп. Чудовища были добры ко мне"

1005585008
Я восхищена тем, как обрывки сложились в целую картину. 

Я говорю о рассказах “Сын Черной вдовы” и “Принц тварей” - их я читала в журналах или сборниках с четким ощущением, что Олди ходят вокруг какой-то темы, подбираются к ней и набрасывают эскизы. Не то чтобы произведения выглядели совсем незавершенными, но хотелось продолжения, а интуиции я привыкла доверять. И я рада видеть полноценный мир “Циклопа”, который вдруг появился передо мной, с вставками из этих текстов. Не хватает только рассказа “Смех дракона” с уже знакомыми героями - видимо, он будет в следующей книге. 

Мир, на самом деле, не такой уж необычный: маги с их колдовством, сивиллы-провидицы, простые смертные, короли, интриги и проклятья - таковы его примерные составляющие. Привлекательным роман сделали герои: почти у каждого из них есть своя история, и все они настолько интересны, что я опять читала книгу полночи, неразумно открыв перед сном первую страницу. Рассказ завораживает: узнать продолжение становится так захватывающе важно, что ты не в силах отложить книгу и успокоиться настолько, чтобы задремать. 

У Олдей есть одна очень характерная черта, по которой всегда можно узнать их произведения: абзац текста - и под ним короткое хлесткое предложение как итог. Отчеркнули, повели рассказ дальше. 

Янтарный грот сиял люстрой о тысяче свечей. Внутри люстры билась мошка по прозвищу Циклоп. Звон хрусталя нарастал в ушах, грозя глухотой. Вибрация пронизывала Циклопа насквозь. Казалось, звенит не грот, а он сам: кости и связки, хрящи и мышцы. Руки из последних сил сжимали голову, пытаясь унять болезненную дрожь. Циклоп зажмурился, спасая глаза от бешеного сияния, и увидел вплавленные – в янтарь? в мозг? – знаки.
Рисунки Ушедших.
Красотка собирала их. Щедро платила рисовальщикам за снятые копии. В башне Инес в изобилии водились свитки и фолианты, и даже гобелены с изображениями такого рода. Одноглазые холмы; символы, чей смысл утрачен; твари, похожие на плод гения безумного живописца. Красотка была уверена: эти рисунки – упрощенное письмо Ушедших, его безопасная разновидность, которая не сводит людей с ума.
А значит, письмена можно разгадать.

Книга обрывается на полуслове - это злит и вызывает недовольство. Хочется узнать историю до конца: будто помахали перед носом колбаской, скормили кусочек, раздразнив, а остальное завернули и убрали подальше - “пока нельзя!” И сидишь, гадаешь, что же будет дальше. Так что нетерпеливым поклонникам творчества Олди я бы рекомендовала подождать, пока выйдет вторая книга, чтобы прочесть историю полностью. Ну а очень нетерпеливым - идти в магазин за этим романом. 

Премия "Просветитель"


Сейчас проходит премия "Просветитель", в которой представлено много хорошего научпопа. И организаторы решили сделать подарок читателям, выложив на сайте тексты книг (полностью или частично) из длинного списка: http://premiaprosvetitel.ru/booksauthors/  В частности, там есть начало книги Марии Аксеновой "Знаем ли мы русский язык?", о которой я недавно писала.
Очень рекомендую к изучению - там немало интересных названий.

Collapse )

Лукас "Поребрик из бордюрного камня"

 
 

В преддверии поездки в Санкт-Петербург на выходные я решила почитать что-нибудь про этот город. Взялась за серьезную краеведческую книгу... и отложила в сторону, поняв, что все равно эти сведения в меня не поместятся. Поэтому я выкопала из списка "хочу прочитать" легкий шутливый сборник стереотипов про питерцев и москвичей - получила от него массу удовольствия, вслух позачитывала избранные места друзьям и вообще как-то настроилась на поездку. 

Главная прелесть книжки в том, что она незлая. То есть я так и не смогла понять, из какого города автор изначально, потому что нет ярко выраженной симпатии к определенным жителям: то над москвичами ласково посмеются, то по питерцам слегка проедутся. Как-то все удивительно добродушно, острые углы сглажены, - а типаж схвачен, вытащен в текст и разобран на косточки (немного утрированно, конечно, не без этого). Что забавно, в плане Москвы многое оказалось соответствующим истине. Хотя вот насчет этой цитаты не уверена: 

Волшебные слова 
Вообще москвичи - люди очень вежливые. Они "спасибо", "пожалуйста", "извините" и "будьте любезны" произносят по сто раз на дню. Идёшь, бывало, по бульварному кольцу, а там только и слышно: спасибо-пожалуйста, извините-разрешите.
- Дайте мне, пожалуйста, денег. - Пожалуйста! - Вот спасибо! - А вернёте когда? - Прошу прощения, никогда! - Будьте любезны сейчас же отдать мне то, что я вам дал! - Извините, мне некогда! Спасибо! Всего хорошего! Или: - Простите, я наступил вам на ногу, извините, я очень спешу на важную деловую встречу. - Спасибо, что по головам не прошел. - Извините, не подумал, в следующий раз так и сделаю!
То ли дело питерцы. Люди совсем невежливые и невоспитанные. Хмурые. Молчаливые. Молча уступают друг другу дорогу - как будто так и надо. И место в транспорте тоже уступают - без слов. Денег в долг могут дать без всякой просьбы. И даже бровью не поведут, когда им возвращают всю сумму до копейки ровно через месяц. Хоть бы спасибо сказали - так нет же, воспринимают это как должное. Никакой культуры, словом.

Да, в книге полно забавных иллюстраций, нарисованных Натальей Поваляевой. Ее интереснее всего будет прочитать, конечно, жителям вышеупомянутых городов - сравнить ощущения, посмеяться над собой и над другими. И заодно узнать, наконец, когда правильно говорить "бордюр", а когда - "поребрик":

Поребрик - в дорожном строительстве — способ укладки профильного разделителя в случаях, когда тротуар приподнят по сравнению с проезжей частью. 

Таким образом, для границы между тротуаром и проезжей частью, в случаях, когда тротуар приподнят над поверхностью проезжей части, а профильный разделитель уложен под углом к поверхности тротуара и дороги, верно название «поребрик». В случае же, когда тротуар и проезжая часть находятся на одном уровне и бордюрный камень уложен «заподлицо», верно наименование «бордюр». 

Эван Макгрегор, Чарли Бурман "Вокруг света на мотоциклах"

"Вокруг света на мотоциклах"

Забавно, что от книги "Вокруг света на мотоциклах" я достаточно долго воротила нос - ее мне посоветовал мой хороший друг Макс, заядлый мотоциклист и админ mototema.ru. Я была уверена, что в книге полно технических деталей, которые будут мне совершенно неинтересны - в мотоциклах я разбираюсь примерно так же, как в какой-нибудь молекулярной оптике (а я гуманитарий, да). Оказалось же, что книга не о технике. Она - о людях.
 
Не знаю, как вам, но мне от мысли о кругосветном путешествии на мотоциклах уже становится не по себе. Я не могу себе представить, как авторы книги решились на такое: во-первых, они европейцы, что в общем-то означает неприспособленность к нашей суровой действительности (а ехали они не только через Россию, но и через Казахстан и Монголию, хотя бы и летом). Во-вторых, они профессиональные актеры, но никак не профессиональные гонщики. В-третьих, с моей любительской точки зрения, поездка на мотоциклах через весь мир - это чистой воды самоубийство!!!
 
Впрочем, я могу долго и эмоционально рассуждать на тему опасности езды на двух колесах, но достоинств книги это не отменяет: она заставляет взглянуть на окружающий мир по-другому. Меня всегда неимоверно умиляло отношение европейцев к странам третьего мира - а тут четко видишь, как они осознают, что не все так плохо, оказывается. Книга построена в виде рассказа о путешествии то от лица Чарли, то от лица Эвана. Не знаю, насколько текст написан ими самими, а где потрудился какой-нибудь редактор, но читается легко и увлекательно. Ну и не забудем мягкий английский юмор - хотя при столкновении с российской действительностью он явно становился грубее: Камазовские грузовики — девиз компании: «Нет дорог? Нет проблем!» — разрабатывались в Советском Союзе в семидесятые годы специально для самых непроходимых районов страны. Впрочем, я хочу процитировать не смешной, а трогательный отрывок. Он из начала книги, когда Чарли и Эван только начинают свое путешествие через неевропейскую часть континента, на восток, когда они только сталкиваются с трудностями и пытаются выработать отношение к ним: 

Эта незапланированная остановка стала, пожалуй, пока что самым интересным событием за все путешествие. Наконец-то известность мне не мешала, и я встретился с реальными людьми в естественной для них обстановке. Мне хотелось спокойно посидеть и подождать, пока нас не пропустят дальше, но Чарли снова носился вокруг как ужаленный. Это надоедало, так что я отошел в сторону, к колодцу, и присел на его край. Из шаткого деревянного дома по соседству вышла маленькая старушка и присела рядом; она начала кормить свою кошку и что-то говорить по-украински. Я не понимал ни слова, но казалось, что это и неважно. Я просто слушал ее голос и потом стал рассказывать ей о нас. Старушка коснулась моего лба и несколько раз перекрестилась. Кажется, она сказала, что я послан ей судьбой, но наверняка я, конечно, не знаю. Мы так долго просидели, и старушка все время что-то лопотала. Мне было очень хорошо сидеть и разговаривать с ней. Кажется, она пыталась рассказать про свою жизнь, про войну, как тогда приходилось тяжело. Было странно думать, что в том доме она, возможно, прожила всю свою жизнь. В какой-то момент старушка сказала, что будет за меня молиться. Я ответил, что мы едем очень далеко, и было бы хорошо, если бы она попросила за нас Бога. Это было прекрасно, я ту старушку никогда не забуду. Она тронула меня до глубины души, это была потрясающая женщина с очень красивыми глазами. И такая душевная! Я мог бы слушать ее весь день. Она тоже ни слова не понимала из того, что я ей говорю, но это тоже было неважно.
Слушать ее было так приятно, что я почувствовал сильнейшее разочарование, когда нам, наконец, разрешили ехать.
 
Я еще не успела найти-посмотреть видео, связанные с этой книгой, но мне было бы чрезвычайно интересно увидеть "картинку" их путешествия. Так что надеюсь как-нибудь добраться до них. 
 
Эта книга не перегружена техническими подробностями: они представлены в таком количестве, чтобы кратко обрисовать суть для мотоциклистов, но в то же время не отпугнуть непросвещенных. Да и самое интересное в ней не техника, а люди, с которыми Чарли и Эван встречаются в течение путешествия. Кто бы мог подумать, что некоторые встречи окажутся совершеннейшим шоком для наглухо вежливых и закрытых европейцев - впрочем, не буду раскрывать интригу. Но с уверенностью скажу, что я не разочарована: книга здорово поднимает настроение и заодно рассказывает про взгляд со стороны на жителей бывшего СССР.