Category: фантастика

Category was added automatically. Read all entries about "фантастика".

3 книги: Лоис Макмастер Буджолд, Анджей Сапковский, Айра Левин

SHalion_Proklyatie_SHaliona_Paladin_dush_Svyaschennaya_ohota_3464
1. Лоис МакМастер Буджолд “Шалионский цикл”

Еще одно открытие в зарубежном фэнтези, хотя и не такое яркое, как Патрик Ротфусс. В “Шалионский цикл” входят три книги: “Проклятие Шалиона”, “Паладин душ”, “Священная охота”, причем они объединены разве что общим миром, но не героями. Что и к лучшему: например, второй роман оказался очень интересным и его даже можно было бы прочитать отдельно, но без первого будет понятно меньше. Третий том довольно скучен, и его можно опустить. Весь цикл происходит примерно в Средневековье, магия, демоны, боги, люди как врата богов, потому что иначе никак не повлиять; драчки и теологические размышления в качестве приправы. В целом напоминает “МИФический цикл” Асприна: вроде одно и то же, да и вообще фигня, но дочитать хочется. Впрочем, отношения с богами там запутанные, так что просто расслабиться и отключить мозг не выйдет: для полного погружения придется все-таки сначала усвоить сведения и выстроить картинку.

Оригинал записи: http://prochita.la/reviews/kratko-lois-makmaster-budzhold-shalionskiy-cikl
Sezon_groz_0242
2.Анджей Сапковский “Сезон гроз”

Когда-то давно я была без ума от Сапковского - жаль, что новая книга из цикла о Геральте не всколыхнула былых чувств. Фэнтези - да, качественное - да, фирменно-авторское - да; драйва - нет. Впрочем, дочитала без особого напряжения: Сапковский вкладывает квесты друг в друга, как в матрешку, и хотелось узнать, чем же закончится последний. Но в целом “Сезон гроз” будет интересен разве что ярым поклонникам Геральта и никому более.

P. S. Несмотря на то, что переводчик старался, текст местами выглядит странно (впрочем, довольно редко, так что это уже придирки).

Оригинал записи: http://prochita.la/reviews/kratko-andzhey-sapkovskiy-sezon-groz
Rebenok_Rozmari_8025
3. Айра Левин “Ребенок Розмари”

Старомодный триллер, который для меня перекликается с “Пятым ребенком” Дорис Лессинг и неуловимо - со Стивеном Кингом. Учитывая, что на книге стояла мысленная пометка “классика жанра”, я оказалась немного разочарована. Атмосфера романа не вызывает никаких нареканий: все давяще-мрачно и нагнетательно ровно настолько, насколько требуется, но сюжет приводит в недоумение: после лихих заворотов того же Кинга он кажется слишком однозначным; открытый финал только усилил мое читательское смущение. Впрочем, вполне возможно, что это я объелась триллерами и теперь не могу правильно воспринять произведение, написанное в 1967 г. Если вы тоже читаете слишком много ужасов - вряд ли “Ребенок Розмари” впечатлит вас; остальные же должны по достоинству оценить концепцию романа.

Оригинал записи: http://prochita.la/reviews/kratko-ayra-levin-rebenok-rozmari
promo book4you december 14, 2013 00:06 12
Buy for 100 tokens
На Книгозавре не так давно выложили пост с книжным граффити. Мне понравилась идея, и я закопалась в картинки. Нашла очень красивые! Книги Escif street art Симферополь Лиссабон Здания Петербург Димитров Тюмень Амстердам Питтсборо Лион Винница…

Надежда Попова "Ловец человеков" (цикл "Конгрегация")

Kongregatciya_Lovetc_chelovekov_7874

Первую книгу я начинала исключительно по рекомендации уважаемой holit_i_leleyat, решив сделать перерыв на легкую литературу. Вторую читала под девизом “ну-ка, ну-ка, интересно, что же дальше?”. Третью уцепила, потому что увлеклась, четвертую и пятую, разогнавшись, проглотила на раз… Шестую бросила, не окончив, но это отдельная история, так что лучше поговорим о первых пяти крепких фэнтезийных романах.

Collapse )

Сборник "Вербариум"

verbarium

“Вербариум” - сборник фантастики, которого я ждала с большим трепетом. Как можно догадаться по названию, он посвящен словам, а точнее - языку. К лингвистической фантастике я всегда питала особую склонность и одно время специально за ней охотилась. А тут - смотри-ка - подносят на блюдечке отобранные рассказы. Ну-ну, подумала я, посмотрим, как господа авторы справились с довольно непростой темой.

Collapse )

Олег Дивов "Леди не движется"

Ledi_ne_dvizhetsya_4139

Как рассказывал сам Дивов на презентации романа, ему пришел запрос от издательства на книгу с сюжетом про современного Шерлока Холмса и доктора Ватсона, причем чтобы второй был женщиной. Предполагалось, что писатель станет “паровозом” для запуска книжного сериала - а за ним потянутся остальные, менее известные авторы (кстати, на моем читательском примере эта концепция провалилась бы и ни одного произведения, кроме первого, я бы не купила - как показывает опыт, такие сеттинги и миры в конце концов вырождаются в очень хреновую литературу). Так вот, Дивов все равно выпендрился и заявил, что готов написать авторский цикл с подобной тематикой - что мы в итоге и получили. Сейчас выпустили первую часть, а в сентябре ожидается вторая - скорее бы уж, а то слишком много интриг и сюжетных ходов остались незаконченными.

Collapse )

Сборник "Эльфы и их хобби"

elfsbook

Выход фильма “Хоббит” не оставил равнодушным российских издателей, и АСТ выпустило данный сборник. Я искренне надеюсь, что составители предполагали его целевой аудиторией фанатов Толкина, иначе их финт ушами не удался. Книга вышла слабенькой, и даже “паровозы” в лице монстров отечественной фантастики О. Дивова и Г. Л. Олди не спасают ее.

Сборник поделен на три части: “Маяк на краю света”, “Последний эльф Атлантиды” и “Держи на запад!”. Построение, кстати, мне понравилось: все главы начинаются рассказами Андрея Балабухи, и связывает их тонкая ниточка героев и обстоятельств, а в последнем тексте некоторые персонажи встречаются. Естественно, в каждом произведении так или иначе замешаны эльфы - или альвы, кому как нравится. Но вообще я разочарована - практически нет запомнившихся рассказов, такое впечатление, будто кое-что в книгу притащили только ради объема. Я встретила текст с фантастического конкурса “Грелка” (“Месть” Максима Дубровина), старые вещи Дивова и Олдей (уже не помню, где читала), некоторые откровенно слабые произведения (не буду смущать авторов поименованием). Больше всего мне понравился рассказ Ольги Онойко - небольшой, но атмосферный, динамичный, с любопытным фантдопущением. В остальном же неплохи тексты Марии Галиной, Юлии Зонис, Анны Игнатенко.

Так изменялись дома. Вначале выбрасывали побеги из скверного бетона: сталактиты, полуколонны, которые крошились под пальцами. Спустя пару дней материал перерождался, становился прочней и надежней – гранит, кирпич, кафель, мрамор… Металлы внутри конструкций формировались долго: неделями, иногда месяцами. Если дому хотелось, он мог остановиться на стали и титане. Дольше всего почему-то рождалась бронза. Но если где-то на фризах или куполах проглянул ее желтоватый оттенок, значит – все, дом закончил с самоизменением и теперь успокоится. И если в нем кто-то живет, они тоже могут успокоиться. Не ждать каждую ночь внезапной перепланировки, не бояться, что дом решит поэкспериментировать с водопроводом или лифтовыми шахтами.
Астра росла очень долго. Сказать по правде, мы уже не верили, что она однажды выберет себе какой-то определенный облик. Она стала похожей на десятки и сотни слепленных вместе готических соборов. Каждый день она меняла украшения, наряжалась в башенки и шпили, галереи и витражи. За одну ночь в ней могли появиться несколько внутренних двориков с фонтанами и скульптурами, и так же за одну ночь исчезнуть… И все-таки она остановилась. Вырастила себе бронзовых горгулий и покрыла инкрустациями косоуры высоких лестниц.
(Ольга Онойко “Север Москвы”)

Язык авторов оставляет желать лучшего - и это уже укор не только им, но и редакторам. “Лес между Зеленым Кутом и горами был как бы защитной прослойкой”, “Джонсон забрал пергамент, буркнул что-то вроде приветствия и проехал в ворота” - это всё как бы что-то вроде слов-паразитов, которые неуместны и режут глаз. Финиш - фраза из текста Владимира Васильева “Долг, честь и taimas”: по сюжету там действует ведьмак Геральт, но в современном мире. И предложение “Выживает лишь тот, кто осторожен, как сталкер в Зоне” как минимум ошибочно из-за отсутствия в данном мире и сталкеров, и Зоны.

Словом, друзья, если вам надо убить время вечером или во время поездок в общественном транспорте - сборник сгодится. При этом лучше быть знакомым с вселенной Толкина (чтобы не разочароваться окончательно). Но в целом - ни уму ни сердцу, лучше прочитайте книги самого Профессора.

Сапковский "Змея"


Помнится, в последний раз я была так удивлена, когда читала "Храбра" Дивова, но даже тогда мне не хотелось открыть рот и невоспитанно сказать "чиво-о?" Или: "Нипонял!" Потому что тут действительно не остается других слов - настолько писатель отошел от привычного стиля и жанра. Причем изменился он не в лучшую сторону (молюсь, чтобы это было временно). Я даже не знаю, с какой стороны начать ругаться на книгу, так как куда ни плюнь - она меня разочаровывает. И как же до слез обидно: хотела мощного и яркого Сапковского, а получила какую-то наспех сляпанную второсортную фэнтези!

Итак, дано: Афганистан, война, духи, мины, убийства и прочие прелести. Среди всего этого действует герой - прапорщик Леварт Павел Славомирович, с польскими корнями, о чем усердно напоминается в разных ситуациях - этот явный упор на национальность страшно раздражает, кстати, он очень дешево и фальшиво выглядит. Дальше начинается обычный для жанра трэш: война, перестрелки, мифическая золотая змея, которая вроде бы не должна существовать в принципе... От фразы "здесь Афганистан, здесь возможно все" я плевалась ядом не хуже этой змеи. Сюжет - никакой. Исторические фидбэки его не спасают, только нагружают лишней информацией, которая воспринимается с трудом. К минусам также добавлю, что шрифт убог, а обложка отвратительна - в отличие от красивого польского издания

Насколько я поняла, книга достаточно специфична для польского читателя, поэтому в конце дан словарик всяких афганских терминов - многие из них будут знакомы нам за счет российских реалий. Вообще переводчик (В. Фляк) постарался и поработал с романом на совесть - я боялась, что уровень покойного Вайсброта был недостижимой высотой, и рада увидеть, что ошибалась. В произведении присутствуют нецензурные слова - они сохранены, к счастью, потому что их замена была бы неправдоподобна. Да и фирменный юмор Сапковского без них был бы не тот. 

— С вашего позволения, — Ломоносов снял эр-дэ и пошарил в нем. — У меня тут есть кое-что. Сувенир из Ашхабада.  
При виде пол-литра "Московской" глаза Бармалея и Якоря заблестели, а Захарыч облизнулся. Быстро нашлись стаканы. Налили, выпили, понюхали хлебную корку, вздохнули. Леварт решил, что пришло время вопроса экзистенциального значения.
— Скажите, — поднял он глаза, — как тут у вас?
Бармалей фыркнул.
— Как тут, спрашиваешь? Скажи ему, Якорь, как тут.
— Слева хуйня, — объяснил Яков Львович Авербах. — Справа хуйня. А посредине пиздец. 

Всю раздерганность романа несколько компенсирует концовка, объясняющая в какой-то степени, почему книга вообще появилась на свет. Но читать это, мгм, произведение можно разве что любителям жвачки для мозгов: вот, герой через все трудности прошел, такой молодец, а помогала ему в этом золотая змея... Ценителям Сапковского браться за книгу не рекомендую - разочарование будет страшное.

Скоренко "Законы прикладной эвтаназии"


От пролога остается впечатление, что тебя хорошенько приложили по голове и втолкнули в повествование: правильно, так и надо с читателем, а то он своего счастья не знает. Первое предложение: "Мир держится на ненависти" - и тут же вскидываешься на дыбы - как, что, почему, да сейчас я опровергну! Впрочем, картинка настолько живая и реалистичная, что слегка остываешь: ты не раз переживал подобное сам. И задумываешься - может, автор не так уж и неправ?..

Мир держится на ненависти. Уверяю вас, именно на ненависти и ни на чём другом. Любовь - это сказки для детишек. ради любви совершают подвиги, не спорю, но как только предмет любви исчезает, пропадает и само чувство.
А ненависть будет всегда. Даже если тот, кого вы ненавидите, уже двадцать лет как в могиле, вы всё равно будете его ненавидеть. 
Ненависть - это топливо для сердец. Лигроин для душ.
Вот человек в очереди перед вами. Вас раздражает, когда он долго решает, что купить. Когда он считает деньги. Когда он флиртует с продавщицей. Ваши деньги уже наготове, вы отсчитали точную сумму, без сдачи, чтобы не задерживать очередь. А теперь вы вынуждены стоять и ждать из-за какого-то кретина. Это ненависть, будем знакомы. [...]
Вы ненавидите человека, который толкнул вас в метро. Соседа, который наблевал в лифте. Продавца, который пересчитывает кассу вместо того, чтобы вас обслужить. Вы ненавидите гомосексуалистов и лесбиянок, евреев и нацистов, филологов и философов, вы взращиваете в себе ненависть, потому что она заставляет вас двигаться дальше. Она вынуждает вас барахтаться в молоке, превращая его в сметану. 
Собственно, роман не об этом. Просто вы должны помнить, что всё, что делают герои этого романа, они делают не из любви, не из сострадания и даже не из алчности. Ими движет ненависть. Впрочем, она движет всем миром.

А дальше начинается повествование на разных слоях реальности: Япония времен Второй мировой войны, наши дни, 27 век... "Законы прикладной эвтаназии" - это такая основательная научная фантастика, которую применили для решения этических проблем (прямо как я люблю). Причем конфликты выстроены логически безупречно - читателю просто не остается другого выбора, кроме как задуматься самому, чтобы бы он сделал в данной ситуации. Хорошо подобраны факты - вообще матчасть сделана на совесть, все аккуратно разложено по полочкам, в этом автору не откажешь. 

Есть и минусы. В романе Скоренко, как странно бы это ни звучало, слишком много Скоренко. Он притащил в него свои увлечения, причуды и фантазии (которые вложил в разных героев) - это заметно и выглядит незрелым. Помню, меня всегда поражала способность друга-ролевика отстраиваться от персонажей при отыгрывании, чтобы они жили так, будто они действительно существуют - и они выглядели цельными и самостоятельными. Здесь же в героях иногда проскакивает что-то не то, некоторая едва уловимая фальшь. Еще кое-где не хватает эмоций. Характеры вполне живые, но хочется какого-то нерва, чувств, повествование кажется суховатым, особенно в конце. Ну и дополнительно одна придирка к оформлению. Иллюстратор то ли не читал текст вообще, то ли читал его по диагонали: круглый зонтик на рисунке, когда рядом на странице написано "квадратный, с четырьмя мощными спицами" - это, по-моему, верх небрежности.

Итого - книга хороша, особенно эпилог, который красиво завершил композицию романа: "Мир держится на ненависти" vs. "Мир держится на любви". Любителям научной фантастики рекомендую; однако желательно обладать также немалым запасом толерантности и хладнокровия.

Джордж Мартин "Игра престолов"


Ну вот, настала, наконец, и моя очередь рассказать, почему мне понравилась "Игра престолов" - первая книга из фэнтезийного цикла "Песнь льда и пламени". В какой-то момент количество положительных отзывов о ней превысило некоторое критическое значение, и я взялась за произведение, правда, в достаточно скептическом настроении - а ну как перехвалили? Однако на сей раз мое мнение вполне вписалось в общую картину: время я точно потратила не зря. Хотя произведение и не впечатлило меня до такой степени, чтобы пищать от восторга и становиться фанатом, но под настроение я обязательно дочитаю цикл.

Мартина иногда называют американским Толкином, да и я не раз вспоминала Профессора, натыкаясь на все новые имена в повествовании. Но не стоит бояться обилия персонажей - они запоминаются. Они различимы. Характеры настолько разные, что ты в жизни не забудешь, кто против кого враждует. Редко встретишь столь интересно выписанный мир, где герои именно живут, а не только воюют, плетут интриги и убивают. Мне особенно понравилось в этой фентези то, что автор щедро, не жалея персонажей, раскидал сюжетные завязки по всей первой книге. Этого искалечить, этого - умертвить, у этого отнять питомца - безжалостно, да, но правдиво. В книгу ныряешь, как в воду, - похожее ощущение у меня бывает с мирами Стивена Кинга, но здесь, понятное дело, отсутствует саспенс и прочие сопутствующие прелести. Зато много драк.


...Все, чему учил ее Сирио Форель, вспыхнуло в голове девочки. Быстрая, как олень. Тихая, словно тень. Страх режет глубже меча. Гибкая, как змея. Тихая, как вода. Страх режет глубже меча. Сильная, как медведь. Свирепая, как росомаха. Страх режет глубже меча. Человек, который боится, уже погиб. Страх режет глубже меча. Страх режет глубже меча. Страх режет глубже меча. Рукоятка деревянного меча уже была влажной от пота, и Арья пыхтела, добравшись до лестницы в башню. На мгновение она замерла. Вверх или вниз? Путь вверх приведет ее к крытому мостику, нависшему над небольшим двориком, отделявшим ее от башни Десницы, куда она и должна была направиться по их распоряжению. Никогда не делай того, что от тебя ожидают, сказал ей однажды Сирио. Арья направилась вниз — вокруг центрального столба, перепрыгивая сразу через две-три узкие каменные ступеньки. Она оказалась в огромном сводчатом погребе, полном бочек с пивом, сложенных штабелями в двадцать футов высотой. Свет проникал сюда лишь сквозь узкие наклонные окна, пробитые высоко в стене.

Я уже не раз встречала мнение, что "Игра престолов" придется по душе даже людям, фэнтези не читающим. Не могу утверждать этого с увереннностью, но в целом книга хороша. Я бы все-таки не взялась ставить ее на один уровень с Толкиным, однако мастерство писателя неоспоримо. Понравился и перевод: от слов "Зима близко" ("winter is coming" в оригинале) мороз пробегает по коже. Так что любителям фэнтези искренне рекомендую: думаю, многие в конце пожалеют, что цикл еще не окончен.

Кстати, по книге уже снят один сезон сериала и планируется продолжение.

Панов "Последний адмирал Заграты"


Я люблю стимпанк. По-моему, он такой красивый и старомодный, что его невозможно не любить, поэтому стилизации всяких предметов под него вызывают у меня обычно искреннее восхищение (то, что предметы не всегда работают - это уже отдельный разговор). Так что "Герметикон" меня привлек своим антуражем - да и вообще я давно собиралась попробовать Панова, хотя у меня не пошла какая-то предыдущая книга "Тайного города". Что я могу сказать: по прочтении я не стала его поклонницей, но произведение качественное, мир прописан вполне себе детально (хотя для меня пока образцом стимпанкового города остается Нью-Кробюзон из "Вокзала потерянных снов" Мьелвиля), сюжет увлекает, а герои благородны до идиотизма. В общем, такая добротная, прошу прощения, фэнтезятина.
 
В плюс автору я бы записала разные интересные фантастические допущения, на которых строится тамошняя Вселенная, хорошую оружейно-батальную подоплеку действий и неумолимое следование логике событий, которые выводят ситуацию к достаточно трагическому концу (впрочем, тут надо ждать следующую книжку, потому что я печенкой чую неоконченность сцены). То есть я лично ему благодарна за отсутствие хэппи-энда - в фэнтези такое редко встретишь. Минус же романа в его недостаточной стимпанковости, на мой взгляд. Сюжетная линия, персонажи, политика "утягивают" на себя одеяло, что отрицательно сказывается на общей атмосфере произведения. Но иногда встречаются поистине завораживающие описания:
 
Мерса вернул журналы в стол, открыл следующий ящик, вытащил из него массивную шкатулку черного дерева, крышку которой украшала простенькая надпись: «Цейз», открыл и замер в восхищении.
Гоглы.
«И даже, чтоб меня в алкагест окунули, не гоглы, а — Гоглы!»
Потому что оказавшиеся в шкатулке рабочие очки алхимика были настоящим произведением искусства.
Мягкая, высочайшего качества резина плотно прилегала к лицу — не удержавшись, Мерса примерил находку. Оправа толстая, со съемным держателем для дополнительных линз, но при этом легкая, почти невесомая, предельно аккуратно сделана из ильского сплава. Линзы… В шкатулке их обнаружилось шестнадцать пар: из стекла и кесийского хрусталя, с диоптриями и без оных, с измерительными линейками и спаренные, прозрачные, черные, дымчатые, красные, синие… Отдельно лежали две мощные лупы. Все линзы — без малейшего изъяна, сделаны настоящим мастером для настоящего мастера.
«Не отдам! Никому не отдам!» Мерса закрыл шкатулку и провел по крышке рукой. Его собственные алхимические гоглы, старенькие и простенькие, показались на фоне этого великолепия детской игрушкой, жалкой пародией на настоящий инструмент. Они не просто потерялись, они были растоптаны и унижены. Они наглядно демонстрировали, с чем приходилось работать алхимику до сих пор, до того, как он оказался на «Амуше». Они показывали, как далеко он шагнул.

 
Читать роман стоит любителям Вадима Панова (без сомнений) и любителям хорошей фэнтези - ну или просто желающим убить время в поезде или самолете. К слову сказать, книга иллюстрирована прекрасными рисунками - я давно не встречала такой красоты, глубокий респект художникам Евгению Гусеву и Сергею Атрошенко; и в конце есть черно-белый комикс. Несколько картинок можно увидеть под катом.
Collapse )

Александр Громов "Человек отовсюду"

Громов "Человек отовсюду"

Александр Громов - еще один мой любимый фантаст. Когда-то я была на встрече с ним на КЛФ - Клубе любителей фантастики (проводились в Москве такие собрания) - и мне он чисто по-человечески понравился. Я, помнится, много интересного тогда узнала. Но речь сейчас не о самом авторе, а о его последней книге "Человек отовсюду", которая уже достаточно давно вышла, а я ее "зевнула". А недавно наткнулась, прочитала... и была разочарована. Произведение совершенно безвкусное. Ну никакое. Я заскучала где-то на середине, но решила дочитать, может, это просто немного повествование "провисло", а дальше будет лучше? Дальше лучше не оказалось. Такое чувство, будто автор сам заскучал на половине, но аванс уже выплачен, книжка уже в процессе - вот и надо домучивать. Пафосное название оказалось на поверку убогим, концовка смазана, внятных объяснений нет, изящество (которое я, если честно, особенно ценю) отсутствует в принципе... В общем, я обескуражена.
 
Нет, не стоит считать, что это произведение - полная фигня. Оно вполне себе увлекательно, особенно сначала, когда интрига только закручивается. Инженерные детали были очень любопытны - Громов как раз по специальности инженер. Ну и вообще текст достаточно легко проскочил. Но... может быть, я не понимаю, и именно это называется классической научной фантастикой? Уж больно шаблонно все выстроено. Как по лекалу. Родился, вырос, уцелел, натренировался, набил морду, разрешил загадку... А фэнтези все равно не назовешь.
 
На экране понемногу рождался эскиз – поджарая тварь размером с дикого кота из джунглей Тверди, только более грозная на вид и наверняка более скоростная и маневренная. Я вспомнил наши с Джафаром скитания и подумал, что такая тварь, окажись она на месте того дикого кота, которого я застрелил, скорее всего прикончила бы нас обоих раньше, чем я успел бы понять, кто на нас напал и откуда. Это была готовая машина для убийства. Изящно подогнанные элементы скелета, укрепленные материалами, не встречающимися в природе, надежно защищали огромное сердце, мощно гонящее кровь по разветвленной кровеносной системе, снабженной многочисленными клапанами для уменьшения кровопотери при ранении. Грубая кожа остановила бы пулю, выпущенную под острым углом, особенно там, где в кожу были встроены костяные пластины, гораздо более прочные, чем заурядная человечья кость. Там, где пластины отсутствовали, рельефно выступал сложный мышечный узор. Удар лапы или хвоста-булавы мог сокрушить любого смертного. Я подумал, не оснастить ли шар булавы костяными шипами, и отверг эту идею. Достаточно и так. Мало не покажется.
Вилли еще раз подошел ко мне с неизменным бокалом глисса в руке, посмотрел на безголовый макет твари, прыснул и заявил, что у меня получился гибрид доисторических земных чудищ: креодонта, халикотерия и анкилозавра. В доказательство он тут же продемонстрировал мне их изображения. Не могу сказать, что мое авторское самолюбие понесло тяжелый урон. В конце концов, сколько времени было у природы, а сколько у меня? Наоборот, тот факт, что я выдумал уже существующее, вселил в меня уверенность: конструкция будет работоспособной!
Оставался дизайн головы, и тут у нас вышел спор. Мне хотелось создать что-нибудь устрашающее, с клыками и рогами, в то время как Вилли настаивал на обыкновенной человечьей голове, уверяя меня, будто оборотень для большинства людей страшнее всех на свете диких тварей. Сошлись на компромиссе: человеческая голова с мощными клыкастыми челюстями и двумя парами небольших острых рожек над низким лбом. Цветовая гамма головы – преимущественно красная. «Так страшнее», – сказал мне Вилли, и я, проверив другие варианты, признал его правоту.
 
Книга, собственно, из разряда тех, что я про себя называю "проходной", т. е. годится только для заполнения времени в промежутках между более серьезным или увлекательным чтением. Поэтому - прочитать, конечно, можно, но пользы от этого - ни уму, ни сердцу. "Год лемминга", например, гораздо лучше написан.